Автор Тема: Психика и мозг  (Прочитано 868874 раз)

0 Пользователей и 3 Гостей просматривают эту тему.

Оффлайн Evol

  • Участник форума
  • Сообщений: 5404
Re: Психика и мозг
« Ответ #5385 : Март 05, 2021, 08:25:34 »
Понял, благодарю за одобрение, в общих чертах, моего участия в полемике.
Аспект, интересный для меня, заключается в следующем: не обнаружится ли, в итоге обсуждения, некоторый универсальный шаблон для системы геном/язык/психика/мозг.

Оффлайн АrefievPV

  • Участник форума
  • Сообщений: 431
Re: Психика и мозг
« Ответ #5386 : Март 05, 2021, 09:01:40 »
Аспект, интересный для меня, заключается в следующем: не обнаружится ли, в итоге обсуждения, некоторый универсальный шаблон для системы геном/язык/психика/мозг.
Предполагаю, что такой шаблон имеется для всех сложных систем. Но только, когда я начинал разворачивать свою идею, то народ сразу переставал читать мою писанину...

В данном случае, шаблон этот ведь сродни некоему абстракту - некоему общему качеству/свойству/способности, присущему всем объектам выделенного множества. А люди не готовы подыматься вверх на вершины абстракции - им проще и понятнее конкретные примеры. Но находясь в конкретном примере абстракт этот в упор не разглядеть - ведь он общее, и имеется у многих, а не только в этом конкретном примере.

Получается, что надо рассматривать множество самых разных примеров и находить между ними нечто общее, затем определять значимость этого найденного общего и только потом формулировать. Когда готовую формулировку предоставляешь читателям, они её не воспринимают - я на этот момент десятки раз напарывался на этом форуме...

Если вы даже начнёте рассматривать самое первое понятие в цепочке "геном/язык/психика/мозг", то уже сразу наткнётесь, что в геноме есть язык (система взаимодействия разных элементов генома кодированными сигналами между собой и с другими геномами), а затем, возможно, заподозрите даже: сначала предтечу мышления, а потом предтечу примитивной психики... Такие вот дела... ::)

Я пока поостерегусь опять заново открывать дискуссию о сути мышления, о сути сознания, о сути наблюдателя - помню, чем такое заканчивалось. Возможно, и участники тоже помнят (перечислять участников не буду - почти все постоянные участники высказали своё "фи" моим соображениям).
Поэтому, пока возьму паузу и посмотрю, как у вас получится выявить тот гипотетический шаблон (возможно, по ходу рассуждений потом подключусь).

Оффлайн Evol

  • Участник форума
  • Сообщений: 5404
Re: Психика и мозг
« Ответ #5387 : Март 05, 2021, 09:05:05 »
Главные аспекты, отраженные в содержании темы и под которые можно, по моему мнению, подвести соответствующее молекулярно-генетические основания, такие:

физика,
- виды потенциалов,
- связь потенциалов с отдельными структурами нейрона,
- механизмы проведения импульса,

биохимия,
- химия патологических процессов в ЦНС,
- гуморальная регуляция функций мозга и отдельных нейронов,
- химическая регуляция глии,
- механизмы синаптической передачи,

структура,
- виды синапсов,

генетика и эпигенетика,
- влияние наследственных и средовых факторов в развитии ЦНС и психики,

кибернетика,
- кодирование информации в нервной системе,
- программирование процессов регуляции деятельности ЦНС и поведения,

память и обучение,
- нейронные механизмы восприятия, обучения и памяти,

все – в сравнении животных и человека.

Оффлайн АrefievPV

  • Участник форума
  • Сообщений: 431
Re: Психика и мозг
« Ответ #5388 : Март 05, 2021, 14:43:38 »
Проигнорировали мой ответ. Но, это не страшно - неприятно, что дискуссия стала скатываться в обвинения...

Я старался вообще больше не вмешиваться - думал, что, наконец-то пошёл конструктив. Но, наверное, я рано радовался... Вот же блин... :-[

Ладно. Для порядка продублирую сюда пост, который проигнорировали:
https://astronomy.ru/forum/index.php/topic,187183.msg5296169.html#msg5296169
Цитировать
Макрофаг пишет:
Вы интуитивно пытаетесь говорить о со - знании заключая сознание в рамки "старых знаний". Упуская , что "знания" это сфера неосознаваемого ,
Цитировать
Серый Страж пишет:
Ничего я не упускаю – знания и находятся вне механизма сознания (кроме самих настроечных уставок, так сказать). Механизм сознания только работает с этими знаниями – какие ему подсунули (типа, сделали приоритетными), с теми он и будет работать.

Какие знания будут приоритетными, от механизма сознания не зависят – они могут оказаться таковыми случайно (например, как самые первые попавшие), в результате интенсивного повторения, появления на стрессовом фоне и т.д.

Но, в любом случае, механизм сознания всегда, на всех уровнях и во всех сложных интегральных процессах (например, творческих) будет выполнять одну и ту же операцию сравнения/сопоставления.
Цитировать
Макрофаг пишет:
( по выделенному шрифту)

Если вы это понимаете то значит нужно из общих механизмов психики выделить некоторый алгоритм сознания.
Цитировать
Серый Страж пишет:
В той же цитате в последнем абзаце уже есть про этот алгоритм сознания: операция сравнения/сопоставления. Сравнение/сопоставление происходит с имеющимися знаниями.

При этом:
– форма, вид, объём и т.д. знаний нас сейчас не интересует (это вторично и излишняя конкретизация на данном этапе);
– принцип реализации самой операции сравнение/сопоставления нас сейчас не интересует (это вторично и излишняя конкретизация на данном этапе);
– конкретная система алгоритмов, позволяющих проводить операции сравнение/сопоставления нас сейчас не интересует (это вторично и излишняя конкретизация на данном этапе);
– конструкция, архитектура, параметры работы механизма сознания нас сейчас не интересует (это вторично и излишняя конкретизация на данном этапе).

Конкретизация нас начнёт интересовать, когда мы будем ставить практические задачи, а сейчас главное – это согласовать общее понимание (чтобы можно было перейти к частному применению).

В качестве отвлечённого примера, как и в каком случае, следует переходить к конкретике в этом вопросе:

Например, мы отправили планетоход с разнообразным исследовательским оборудованием на другую планету. Планета далеко и сигнал идёт очень долго (часы), планетоход с оборудованием очень дорогой и его потеря (или повреждение) неприемлемы.

Вот такой планетоход уже требуется наделить аппаратно-программным комплексом (по сути, механизмом сознания), который будет заниматься самооценкой состояния планетохода, оценкой текущей обстановки, оценкой собственных принимаемых решений (с учётом оценки состояния и текущей обстановки). Разумеется, всё это с учётом поставленных задач и вложенных настроек/уставок.

Как видите, в аппаратно-программном комплексе планетохода механизм сознания достаточно примитивный, ограниченный, маломощный, но он позволяет решать возникающие задачи (обстановка может меняться и решение надо принимать буквально в течении секунд или минут) на приемлемом уровне, пока не пришли новые команды с Земли.

Соответственно, для решения подобных задач планетоходу дополнительно необходимы: и встроенная система ценностей (что хорошо, что плохо), и система болевой чувствительности (для оценки и регулирования предельной нагрузки на конструкции планетохода – дабы не повредить свои части и прочее дорогостоящее оборудование), и стремление к самосохранению, на которую будет завязаны система ценностей, система болевой чувствительности, система оценки (состояния, обстановки, решений).

То есть, в урезанном виде у планетохода будет: и интеллект (включая сознание), и разум (способность реализовать собственное стремление к самосохранению средствами интеллекта). А вот как всё это реализовать на практике (в каких конструкциях, по какой архитектуре, на каких физических принципах, с каким программным обеспечением и т.д.) – это следует решать специалистам, и вот здесь уже необходима конкретика.

Но это, разумеется, был только отвлечённый пример.

Сразу приведу ещё одно сообщение (без ссылки, сообщения больше нет на форуме - пропало, когда форум рухнул):
Цитировать
костёр2 пишет:
Такой гипотетический вопросик. Про боль. Точнее про боль и ИИ.
Представим мы создали ИИ. Тогда надо ли нам встроить в него боль, чтобы, если этот искусственный аппаратно-программный гад откажется решать поставленную перед ним задачу, мы его могли "уколоть иголкой" чтобы ему больно стало,... ну, короче чтобы этот раб трудился так, как надо нам и на нас, а не как ему самому бы хотелось.
Цитировать
ArefievPV пишет:
Для систем ИИ это необходимо, но не в качестве наказания (ИИ выполняет наши команды и без этого), а в качестве функции, сигнализирующей о возможных (или уже происходящих) повреждениях системы ИИ ("железа", исполнительных механизмов, сенсорных датчиков и т.д.).

То есть, это в наших интересах: ведь системы ИИ (с сопутствующим "обвесом") штуки дорогие, и возможные критические повреждения лучше на ранних этапах предотвратить, чем затем ремонтировать.

А если, это робот, оснащённый ИИ, работающий очень далеко от оператора/контролёра человека (например, на Марсе), то там ремонт вообще организовать затруднительно. Тут желательно, чтобы робот сам избегал критических повреждений, а для этого ему необходимо встроить систему болевой чувствительности (некий аналог нашей системы болевой чувствительности, только проще).

Если же это система ИР (исходя из контекста, вы о такой речь ведёте), то тут боль уже может выступать в роли наказания. Но, чтобы система ИР начала боятся боли, необходимо ещё внедрить в неё и функцию страха боли (функцию избегания боли). Это сложнее, и система ИР, если сумеет, попробует обойти данные функции...

Разницу между системами ИИ и ИР я пояснял. Основное различие между системами - в наличии у систем ИР развитой функции самосохранения (аналог нашей функции выжить). То есть, если систему ИИ наделить полноценной функцией самосохранения, то она автоматически превращается в систему ИР.

Наделять системы ИИ функцией самосохранения в ограниченном объёме можно, и это делают и сейчас. Типа, чтобы робот с ИИ, хоть немного, избегал повреждений (избегал столкновений, избегал вероятного падения и т.д.) - ведь стоимость робота большая.

Опять-таки, функции самосохранения у роботов пока убоги, и риск "бунта машин" (это когда в приоритете только собственное выживание, а человек - побоку) пока минимален. Но вот в будущем, у нас, с этим самым развитым самосохранением систем ИИ, могут быть проблемы - система ведь может отказаться от выполнения команды, если её выполнение приведёт к повреждению системы. Вот тут, уже можно и задуматься о внедрении функции страха и функции боли, как наказания и как средства принуждения к выполнению команды/задания.
« Последнее редактирование: Март 05, 2021, 14:52:26 от АrefievPV »

Оффлайн Evol

  • Участник форума
  • Сообщений: 5404
Re: Психика и мозг
« Ответ #5389 : Март 05, 2021, 16:27:02 »
Проигнорировали мой ответ. Но, это не страшно - неприятно, что дискуссия стала скатываться в обвинения...

Уважаемый АrefievPV, на всякий случай, - почему, если я, что-то, неверно понял, не сердитесь, пожалуйста, - спрашиваю Вас: вероятно, замечание об игнорировании не относится к моему предыдущему ответу?
Я ничего, еще, не игнорирую. То, что в ответе нет упоминания про психику - так, это потому, что его содержание связано с нею по умолчанию. Очевидно, что я не смогу пренебречь этим, если хочу продолжить присутствие в Вашей теме.
Другое дело, что, в данный момент, я тему перечитываю. Стараясь понять, какие особенности, компоненты, свойства и виды психики, а, также, сознания, освещены лучше прочих. Удивительно, но, похоже, вопросы, касающиеся ощущений, эмоций и чувств отражены, по-моему, слабо. В то же время один из вопросов, который я хотел бы задать, связан со следующим уточнением - обладают ли организмы, чье поведение представляет некоторый набор таксисов, психикой, в привычном смысле? Поэтому я решил предварить свои ответы разделением их содержания на соответствующие критерии: анатомо-физиологические, генетические, онтогенетические и зоопсихологические.

Как то так.
« Последнее редактирование: Март 05, 2021, 16:30:35 от Evol »

Оффлайн АrefievPV

  • Участник форума
  • Сообщений: 431
Re: Психика и мозг
« Ответ #5390 : Март 05, 2021, 16:39:06 »
Проигнорировали мой ответ. Но, это не страшно - неприятно, что дискуссия стала скатываться в обвинения...
Уважаемый АrefievPV, на всякий случай, - почему, если я, что-то, неверно понял, не сердитесь, пожалуйста, - спрашиваю Вас: вероятно, замечание об игнорировании не относится к моему предыдущему ответу?
Нет, данное замечание не относится к вашему ответу. Это замечание относится к дискуссии на другом форуме - как мне показалось, мой ответ там проигнорировал Макрофаг (но я могу ошибаться - может, человек просто не заметил)...

Оффлайн Evol

  • Участник форума
  • Сообщений: 5404
Re: Психика и мозг
« Ответ #5391 : Март 05, 2021, 16:42:49 »
Нет, данное замечание не относится к вашему ответу.

Понял, спасибо.

Оффлайн АrefievPV

  • Участник форума
  • Сообщений: 431
Re: Психика и мозг
« Ответ #5392 : Март 07, 2021, 15:46:45 »
Мы живём в настоящем? [Veritasium]


Цитировать
Вы уверены, что знаете, что такое «настоящее»? Думаете, наш мозг воспринимает время достаточно точно, чтобы полагаться на него в этом вопросе? Есть шанс, что после этого видео вы начнёте сомневаться.

Оффлайн АrefievPV

  • Участник форума
  • Сообщений: 431
Re: Психика и мозг
« Ответ #5393 : Март 09, 2021, 12:50:53 »
Rattus поделился ссылкой:
Дэвид Иглмен: Можем ли мы создать для людей новые чувства?
https://www.ted.com/talks/david_eagleman_can_we_create_new_senses_for_humans/transcript?embed=true&language=ru

И, хотя, информация, в большинстве своём, достаточно известная, приведу текст беседы:
Цитировать
Мы состоим из крошечных частиц и сами являемся частью огромного космоса, и мы плохо понимаем, что происходит на таких масштабах, потому что наш мозг не эволюционировал для понимания мира на таких масштабах.

Напротив, мы будто в ловушке — нашему восприятию доступна лишь узкая полоска в сáмой середине. Странно то, что даже в этом срезе реальности, нашем «доме», мы не видим большинства происходящего. Взять, например, цвета нашего мира. Это световые волны, электромагнитное излучение — оно отражается от предметов и попадает на специализированные рецепторы в наших глазах. Но мы видим не все существующие волны. На самом деле, мы видим меньше одной десятитриллионной того, что нас окружает. Радиоволны и микроволны, рентгеновское и гамма-излучение проходят через ваше тело прямо сейчас, и вы этого совершенно не замечаете, потому что у вас нет биологических рецепторов, чтобы это почувствовать. Тысячи разговоров по сотовым телефонам проходят сквозь вас прямо сейчас абсолютно незамеченными.

Такие вещи не являются невидимыми по сути. В реальности, доступной змеям, существует инфракрасное излучение, а пчёлы видят мир и в ультрафиолете тоже, и, конечно, у нас в автомобилях есть приборы, которые ловят сигналы из радиодиапазона, а в больницах есть устройства, улавливающие рентгеновское излучение. Но ни то, ни другое вы не можете почувствовать непосредственно, по крайней мере пока, потому что у людей в стандартной комплектации нет нужных сенсоров.

То есть наше восприятие реальности ограничено нашей биологией, и это идёт в разрез с привычной идеей, что наши глаза, и уши, и кончики пальцев просто воспринимают объективную реальность. На самом деле, мозгу доступна лишь малая часть реального мира.

Если посмотреть на животных, видно, что разные животные воспринимают разные части реальности. В тёмном и беззвучном мире клещей важные сигналы — это температура и масляная кислота; у чёрной ножетелки мир ощущений щедро раскрашен электрическими полями; для летучих мышей, использующих эхолокацию, реальность состоит из волн сжатого воздуха. Это срез их экосистемы, доступный для их восприятия, для этого есть научный термин. Умвельт, по-немецки это означает окружающий мир.  Мы предполагаем, все животные считают, что их умвельт и есть вся объективная реальность, ведь зачем пытаться представить что-то недоступное нашим чувствам? Вместо этого мы принимаем реальность такой, какой она нам представляется.

Давайте попробуем понять это получше. Представьте, что вы собака породы бладхаунд. Весь мир для вас — это запахи. У вас длинная морда, в которой 200 миллионов обонятельных рецепторов, и мокрый нос, который отлично улавливает молекулы запаха, в ваших ноздрях даже есть прорези, чтобы вы вдыхали сразу много воздуха. Для вас всё — запах. И однажды вас осеняет. Вы смотрите на своего хозяина-человека и думаете: «Каково это — иметь жалкий, убогий нос, как у человека?» (Смех) «Каково это — вдыхать ничтожно малое количество воздуха? Как можно не знать, что в 100 метрах от тебя кот? Или что твой сосед был на этом самом месте шесть часов назад?» (Смех)

Из-за того, что мы — люди, мы никогда не ощущали этот мир запахов, и мы не осознаём, что упускаем его, потому что мы надёжно заперты в своём умвельте. Вопрос в том, можем ли мы выбраться из него. Как нейробиолог, я заинтересован в том, как технологии могут расширить наш умвельт и как это изменит восприятие мира человеком.

Известно, что можно связать технологии и биологию, — сотни тысяч людей разгуливают с искусственным слухом и зрением. Это работает так: микрофон оцифровывает сигнал и направляет его по электродам прямо во внутреннее ухо. В случае с имплантом сетчатки берётся камера, которая оцифровывает сигнал, затем электродная сетка подключается прямо к оптическому нерву. Всего 15 лет назад множество учёных считали, что эти технологии не будут работать. Потому что эти технологии говорят на языке Кремниевой долины, а это не тот язык, который используют биологические органы чувств. Но факт в том, что они работают: мозг прекрасно понимает, как использовать эти сигналы.

Как мы это объясняем? Вот большой секрет: ваш мозг ничего не слышит и не видит. Он заперт в тишине и темноте черепной коробки. Всё, что он видит, — электрохимические сигналы, приходящие с разных кабелей с данными, это всё, с чем мозг имеет дело, ничего кроме этого. Поразительно, но мозг так хорошо понимает эти сигналы, распознаёт образы и присваивает значения, что он берёт внутренний мир и создаёт там свою версию всего происходящего — ваш субъективный мир.

Но вот ключевой момент: ваш мозг не знает, и ему, в общем-то, всё равно, откуда он получает данные. Какая бы информация не приходила, он просто разбирается, что с ней делать. Это очень эффективный механизм. Это, по существу, универсальное вычислительное устройство, мозг просто принимает всё и разбирается, что с этим делать, и это, я думаю, позволяет матери-природе играть с самыми разными входными каналами.

Я называю эту модель эволюции КГ, не хочу углубляться в технические термины, но КГ означает «картофельная голова», это называние подчёркивает, что все органы чувств, которые мы знаем и любим, — наши глаза, уши, кончики пальцев — всего лишь периферийные устройства стандарта «включил и играй»: вы просто подключаете их, и всё работает. Мозг сам понимает, что делать с входящей информацией. Если взглянуть на царство животных, можно найти множество периферийных устройств. У змей есть тепловые рецепторы, улавливающие инфракрасное излучение, у чёрной ножетелки есть электрорецепторы, а у крота-звездоноса есть отросток с 22 пальцами, которыми он ощупывает окружающий мир и выстраивает его объёмную модель; у многих птиц есть магнитные рецепторы для ориентации по магнитному полю планеты. Это означает, что природе не нужно постоянно переделывать мозг. Вместо этого, после того как сформировались принципы работы мозга, всё, о чём беспокоится природа, — создание новых периферийных устройств.

Итак, что же это означает? Это означает, что нет ничего особенного или основополагающего в биологическом строении наших тел. Это просто то, что мы получили в процессе долгой и непростой эволюции. Но мы не обязаны оставаться в этих рамках, и лучшее доказательство этого — так называемое сенсорное замещение. Это когда информация попадает в мозг по необычным каналам восприятия, а мозг сам понимает, что с ней делать.

Может показаться, что это просто болтовня, но первая работа, описывавшая это, появилась в журнале Nature в 1969 году. Учёный Пол Бах-и-Рита сажал слепых людей в модифицированное стоматологическое кресло и включал специальную видеокамеру: когда он помещал что-то перед камерой, люди чувствовали это изображение — оно вдавливалось им в спину с помощью решётки из соленоидов. То есть если он водил кофейной чашкой перед камерой, люди чувствовали это спиной, и, поразительно, но слепые люди стали очень хорошо определять, что стоит перед камерой, просто чувствуя это поясницей. Есть множество более современных вариаций этого опыта. Звуковые очки, которые записывают видео того, что вы видите, и превращают это в звуковой ландшафт: когда что-то движется, приближается и удаляется, оно звучит как «бз-з, бз-з, бз-з-з». Вроде какофония, но через нескольких недель слепые люди начинают очень хорошо понимать, что находится перед ними, основываясь на том, что слышат. Сигнал может поступать как угодно: в этой системе используется электротактильная сетка на лбу, так что вы лбом чувствуете, что находится перед вами. Почему лоб? Вы его ни для чего другого не используете.

Самая современная версия называется BrainPort: это маленькая электросетка, которая устанавливается на язык, и видеоряд превращается в слабые электротактильные сигналы, и слепые люди так хорошо это осваивают, что могут закинуть мяч в корзину или пройти сложную полосу препятствий. Они видят языком. Звучит безумно, да? Но помните, зрение — это просто электрохимические сигналы, проходящие через ваш мозг. Ваш мозг не знает, откуда эти сигналы приходят. Он только понимает, что с ними делать.

В нашей лаборатории мы работаем над сенсорным замещением для глухих, и я работаю над одним проектом с аспирантом нашей лаборатории Скоттом Новичем, который возглавляет его для своей диссертации. Вот что мы хотим сделать: мы хотим, чтобы звуки окружающего мира преобразовывались так, чтобы глухой человек мог понять, что говорят другие люди. Мы хотели, учитывая распространённость и мощность переносных устройств, чтобы это работало на сотовых телефонах и планшетах и чтобы это можно было носить, например, под одеждой. Вот опытная модель. Когда я говорю, звук записывается планшетом, затем он отображается на жилет, покрытый вибромоторами, такими же как у вас в телефоне. Когда я говорю, звук конвертируется в последовательность вибраций на жилете. Это не просто идея: планшет передаёт сигнал по Bluetooth, а на мне надет этот самый жилет. И когда я говорю... (Аплодисменты) звук переводится в последовательность вибраций. Я чувствую мир звуков.

Мы тестировали всё это вместе с глухими людьми, и оказалось, что после небольшого промежутка времени люди начинают чувствовать, они начинают понимать язык жилета.

Это Джонатан. Ему 37 лет. У него есть степень магистра. Он был рождён глухим, что означает, что часть умвельта ему недоступна. Джонатан тренировался с жилетом по два часа в день четыре дня, и вот он на пятый день.

Скотт Нович: «Ты».

Дэвид Иглмэн: «Скотт говорит слово, Джонатан чувствует его жилетом и пишет его на доске».

СН: «Где. Где».

ДИ: «Джонатан способен переводить этот сложный узор вибраций и понимать, что ему говорят».

СН: «Трогать. Трогать».

ДИ: Он делает это не... (Аплодисменты) Джонатан не делает это осознанно, потому что узоры вибраций слишком сложны, но его мозг начинает находить закономерности, которые позволяют понять, что означают эти данные, и мы надеемся, что после где-то трёх месяцев использования жилета он сможет напрямую воспринимать информацию на слух, бессознательно, так же как слепые люди, проводя пальцем по символам азбуки Брайля, понимают их значение напрямую, без всякого сознательного вмешательства. Эта технология может изменить мир, потому что единственное другое решение проблемы глухоты — кохлеарный имплантат, для установки которого необходима инвазивная операция. А эта технология может быть в 40 раз дешевле кохлеарного имплантата, что делает её доступной для всего мира, даже для беднейших стран.

Мы были очень воодушевлены результатами по сенсорному замещению, но теперь мы всё больше думаем о сенсорном дополнении. Как можно использовать такие технологии, чтобы добавить новый вид чувств, чтобы расширить умвельт человека? Например, можно ли направить поток данных из Интернета непосредственно в мозг, и смогут ли люди научиться воспринимать этот поток напрямую?

Вот эксперимент, который мы проводим в лаборатории. Человек чувствует поток данных из Интернета в режиме реального времени в течение пяти секунд. Затем появляются две кнопки, и он должен сделать выбор. Он не знает, что происходит. Он делает выбор и получает отклик через секунду. Вот в чём дело: человек понятия не имеет, что означают сигналы, но мы увидим, станет ли он лучше определять, какую из кнопок нажать. Он не знает, что мы передаём реальные данные с фондовой биржи, он принимает решения о покупке и продаже. (Смех) А отклик говорит, правильно он выбрал или нет. В результате мы увидим, можно ли расширить умвельт человека, чтобы через несколько недель он получил прямое восприятие экономических изменений на планете. Потом мы расскажем вам, насколько удачно всё прошло. (Смех)

Вот ещё одно направление исследований: во время выступлений этим утром мы автоматически сканировали Твиттер по хэштегу TED2015 и проводили автоматический анализ тональности текста — выясняли, какие слова используются: позитивные, негативные или нейтральные. И всё это время я чувствовал это: я подключён к совокупным эмоциям тысяч людей в реальном времени. Это новый вид ощущений для человека, теперь я знаю, как у всех дела и как сильно вам всё это нравится. (Смех) (Аплодисменты) Это больше, чем обычно доступно людям.

Мы также расширяем умвельт пилотов. В данном случае жилет передаёт девять параметров с этого квадрокоптера: тангаж, рыскание, крен, положение и направление, и это улучшает способность пилота им управлять. По сути мы расширили его ощущения при помощи данных с летательного аппарата.

И это только начало. Мы хотим взять современную кабину, полную измерительных приборов, и сделать так, чтобы вместо считывания показаний, пилоты чувствовали их. Мы живём в мире информации, и есть разница между доступом ко множеству данных и их прямым восприятием.

Я думаю, что сейчас перед нами безграничные возможности по расширению возможностей человека. Только представьте космонавта, способного почувствовать общее состояние Международной космической станции, или, например, вас самих, чувствующих незримые показатели вашего здоровья: уровень сахара в крови, состояние микрофлоры. Или представьте 360-градусное зрение или возможность видеть в ИК и УФ диапазоне.

Суть вот в чём: чем дальше в будущее мы уходим, тем больше будет выбор периферийных устройств. Нам больше не нужно ждать сенсорных подарков от матери-природы, подарков в её темпе, вместо этого, как любой хороший родитель, она дала нам все инструменты, чтобы мы могли сами определить свой путь. Так что, вопрос теперь стоит так: как вы хотите ощущать вселенную?

Спасибо.

(Аплодисменты)

Крис Андерсон: Вы это чувствуете? ДИ: Да.

На самом деле это первый раз, когда я чувствую аплодисменты жилетом. Это приятно. Похоже на массаж.

КА: Твиттер с ума сходит. Просто с катушек слетел. А эксперимент с фондовой биржей, это может быть первый эксперимент, который сам обеспечит себе финансирование навсегда, если всё получится, верно?

ДИ: Да, мне больше не придётся писать заявки на гранты.

КА: Давайте на минуту побудем скептиками, всё это чудесно, но ведь большинство свидетельств подтверждают лишь возможность сенсорного замещения, но не сенсорного дополнения, так? То есть, возможно ли, что слепые люди могут видеть с помощью языка, потому что у них есть зрительная кора, готовая к обработке такой информации, и что это — необходимое условие?

ДИ: Это хороший вопрос. На самом деле мы не знаем даже теоретических пределов способностей мозга по обработке разных типов данных. Однако известно, что мозг — невероятно гибкая штука. Когда человек слепнет, то, что мы называли зрительной корой, захватывают другие процессы: осязание, слух, работа со словарным запасом. Это говорит нам, что кора головного мозга делает всего одну вещь, но очень хорошо. Она просто проводит некоторые виды вычислений. И если мы возьмём разные примеры, скажем, шрифт Брайля, люди получают информацию через подушечки пальцев. Я не думаю, что есть причина считать, что существует теоретический предел, который мы можем определить.

КА: Если всё это подтвердится, вас завалят предложениями. Существует невероятно много возможных применений. Вы готовы к этому? Чего вы больше всего ожидаете, развития в каком направлении? ДИ: Существует много приложений. Кроме сенсорного замещения, я уже упоминал о космонавтах на космической станции, они тратят много времени, наблюдая за вещами, которые они могли бы просто почувствовать. Этот способ отлично подходит для восприятия многомерных данных. Суть в том, что наша зрительная система хорошо различает пятна и края, но она очень плохо справляется с современным миром — с экранами с огромным множеством данных. Нам приходится медленно переносить своё внимание. А это способ просто почувствовать состояние чего-то, так же как вы чувствуете состояние вашего тела. Тяжёлая промышленность, безопасность, ощущение состояния завода, вашего оборудования, я думаю, тут сразу найдётся применение.

КА: Дэвид Иглмен, огромное спасибо за сногсшибательное выступление.

ДИ: Спасибо, Крис. (Аплодисменты)

Оффлайн АrefievPV

  • Участник форума
  • Сообщений: 431
Re: Психика и мозг
« Ответ #5394 : Апрель 02, 2021, 13:55:15 »
Все, что было не со мной
https://nplus1.ru/material/2020/01/16/fake-memories
Что такое ложные воспоминания и как они образуются
Цитировать
Обычно мы уверены в незыблемости наших воспоминаний и готовы поручиться за точность деталей, особенно когда речь идет о по-настоящему важных для нас событиях. Между тем ложные воспоминания — самая обыденная вещь, они неизбежно накапливаются в памяти каждого из нас и даже могут рассматриваться как определенное благо. Подробнее о том, как рождаются и функционируют ложные воспоминания, а также о том, для чего они нужны, читайте в нашем материале.

Новый год — ностальгический зимний праздник, который для многих почти неразрывно связан с теплыми воспоминаниями из детства. Шум телевизора, по которому с самого утра крутят «Иронию судьбы» и «Гарри Поттера», вкусные запахи из кухни, уютная пижама с маленькими желтыми звездочками и рыжий кот Барсик, постоянно путающийся под ногами.

А теперь представьте: вы собираетесь за семейным столом, и брат говорит вам, что вообще-то Барсик сбежал в 1999 году, а «Гарри Поттера» стали крутить по телевизору только шесть лет спустя. И пижаму со звездочками вы не носили, потому что уже ходили в седьмой класс. И точно: как только брат напоминает об этом, красочное воспоминание рассыпается на кусочки. Однако почему же оно тогда казалось таким реальным?

Бесконечная амнезия

Многие люди убеждены, что человеческая память работает подобно видеокамере, аккуратно записывающей все происходящее вокруг. Особенно это касается личностно значимых событий, связанных с внезапным переживанием сильных эмоций.

Так, делясь воспоминаниями об автомобильной аварии, человек очень часто может вспомнить не только, что делал и куда направлялся, но и, например, какая за окном была погода или что играло по радио. Однако исследования показывают, что все не так просто: каким бы ярким и живым ни было воспоминание, оно все равно подвержено «коррозии».

О несовершенстве памяти ученые заговорили давно, но наиболее наглядно его впервые продемонстрировал Герман Эббингауз в конце XIX века. Он был увлечен идеей «чистой» памяти и предложил метод заучивания бессмысленных слогов, которые состояли из двух согласных и гласного звука между ними и не вызывали никаких смысловых ассоциаций — например, каф, зоф, лоч.

В ходе опытов выяснилось, что после первого безошибочного повторения серии таких слогов информация забывается довольно быстро: через час в памяти оставалось только 44 процента выученного материала, а через неделю — менее 25 процентов. И хотя Эббингауз был единственным участником собственного эксперимента, впоследствии его неоднократно воспроизводили, получая сходные результаты.

Здесь вы наверняка справедливо возмутитесь — все-таки бессмысленные слоги не то же самое, что значимые моменты нашей жизни. Разве возможно забыть свою любимую детскую игрушку или отчество первой учительницы? Тем не менее, более современные исследования показывают, что даже в нашей автобиографической памяти сохраняется очень небольшая часть прожитого опыта.

В 1986 году психологи Дэвид Рубин, Скотт Ветцлер и Роберт Небис на основе метаанализа результатов, полученных несколькими лабораториями, построили распределение воспоминаний среднестатистического человека в возрасте 70 лет. Выяснилось, что люди достаточно хорошо помнят недавнее прошлое, но при движении назад во времени число воспоминаний резко сокращается и падает до нуля в возрасте примерно 3 лет — этот феномен называется детской амнезией.

Последующие исследования Рубина показали, что люди все-таки помнят некоторые события из раннего детства, однако большинство этих воспоминаний — результат абсолютно нормальной ретроспективной имплантации, которая часто происходит во время диалогов с родственниками или просмотра фотографий. И, как оказалось впоследствии, имплантация воспоминаний происходит намного чаще, чем мы привыкли думать.

Переписать прошлое

Долгое время ученые были убеждены, что память — нечто незыблемое, что остается неизменным на протяжении всей нашей жизни. Однако уже в конце XX века стали появляться серьезные свидетельства того, что воспоминания можно подсадить или даже переписать. Одним из доказательств пластичности памяти стал эксперимент, проведенный Элизабет Лофтус — одним из наиболее видных когнитивных психологов современности, занимающихся вопросами памяти.

Исследовательница послала мужчинам и женщинам в возрасте от 18 до 53 лет буклет с четырьмя историями из детства, записанными со слов старшего родственника. Три истории были настоящими, в то время как одна — рассказ о том, как участник эксперимента в детстве потерялся в супермаркете, — ложной (хотя она и содержала правдивые элементы, например название магазина).

Психолог попросила испытуемых вспомнить как можно больше деталей об описанном событии или написать «я не помню этого», если никаких воспоминаний не сохранилось. Удивительно, но четверть испытуемых смогла рассказать о событиях, которых никогда не происходило. Более того, когда участников эксперимента попросили найти ложную историю, 5 из 24 человек совершили ошибку.

Похожий эксперимент несколько лет назад был проведен двумя другими исследователями, Джулией Шоу и Стивеном Портером. Психологи, используя аналогичный метод, смогли заставить студентов поверить, что в подростковом возрасте они совершили преступление.

И если в эксперименте Лофтус число людей, которым удалось «подсадить» ложные воспоминания, составляло всего 25 процентов от общего числа участников, то в работе Шоу и Портера этот показатель возрос до 70 процентов. При этом исследователи особо отмечают, что испытуемые не подвергались стрессу — напротив, ученые общались с ними довольно дружелюбно. По их словам, для того чтобы создать ложное воспоминание, оказалось достаточно авторитетного источника.

Сегодня психологи сходятся во мнении, что извлечение воспоминания может стать причиной для изменения ранее приобретенного опыта. Иными словами, чем чаще мы достаем из «дальнего ящика» эпизоды нашей жизни, тем с большей вероятностью они обрастут новыми красочными и, увы, фальшивыми деталями.

В 1906 году в журнал Times Magazine пришло необычное письмо от Гуго Мюнстерберга, заведующего лабораторией психологии Гарвардского университета и президента Американской психологической ассоциации, где описывался случай ложного признания в убийстве.

В Чикаго сын фермера обнаружил тело женщины, которую задушили проволокой и оставили на скотном дворе. Ему предъявили обвинение в убийстве, и, несмотря на то, что у него было алиби, он признался в преступлении. Более того, он не только признался, но и был готов раз за разом повторять показания, которые становились все более детальными, абсурдными и противоречивыми. И хотя все перечисленное явно свидетельствовало о недобросовестной работе следователей, сына фермера все же осудили и приговорили к казни.


Как показывают эксперименты, около 40 процентов деталей того или иного события меняются в нашей памяти еще в течение первого года, а спустя три года эта величина достигает уже 50 процентов. При этом не столь важно, насколько «эмоциональны» эти события: результаты справедливы и для серьезных происшествий, таких как теракты 11 сентября, и для более бытовых ситуаций.

И все потому, что наши воспоминания подобны страницам в Википедии, которые можно редактировать и дополнять с течением времени. Отчасти это связано с тем, что человеческая память — сложная многоуровневая система, хранящая в себе невероятно много информации о местах, времени и обстановке. И когда некоторые фрагменты случившегося выпадают из памяти, мозг дополняет эпизод нашей биографии логичными деталями, которые подходят к той или иной ситуации.

Этот феномен хорошо описывает парадигма Диза–Родигера–Макдермотта (Deese–Roediger–McDermott, DRM). Несмотря на сложное название, она довольно проста, и ее часто используют для изучения ложных воспоминаний. Психологи дают людям список связанных между собой слов, таких как кровать, сон, спать, усталость, зевок, а спустя некоторое время просят вспомнить их. Как правило, испытуемые вспоминают слова, относящиеся к той же теме — например подушка или храп — но которых не было в первоначальном списке.

Кстати, это же отчасти объясняет возникновение «дежавю» — состояния, когда, находясь в новом для нас месте или ситуации, мы ощущаем, что однажды с нами это уже происходило.

Особенную опасность для воспоминаний представляют собой наводящие вопросы. При повторном обращении к прошлому опыту человек переводит свою память в лабильное, то есть пластичное состояние, и именно в этот момент она оказывается наиболее уязвима.

Задавая собеседнику закрытые вопросы во время его рассказа (такие как «Сильный дым был во время пожара?») или, еще хуже, наводящие вопросы («Она была блондинкой, так ведь?»), вы можете трансформировать его воспоминания, и затем они реконсолидируются, или проще сказать «перезапишутся», в искаженном виде.

Сегодня психологи активно изучают этот механизм, так как он имеет непосредственное практическое значение для судебной системы. Они находят все больше подтверждений тому, что показания очевидцев, полученные во время допроса, далеко не всегда могут быть надежной основой для обвинения.

При этом в обществе господствует мнение, будто воспоминания, полученные в стрессовой ситуации, или так называемые «воспоминания-вспышки» (flashbulb memories), наиболее четки и достоверны. Отчасти оно связано с тем, что люди искренне убеждены в том, что говорят правду, когда делятся такими воспоминаниями, и эта уверенность никуда не пропадает, даже если рассказ обрастает новыми ложными деталями.

Именно поэтому эксперты советуют в повседневной жизни либо слушать собеседника молча, либо, если это необходимо, задавать ему вопросы общего характера («Можешь рассказать поподробнее?» или «Ты помнишь что-нибудь еще?»).

Суперспособность забывать

Человеческая память — механизм адаптации к окружающей среде. Если бы люди не могли хранить воспоминания, то у них было бы намного меньше шансов выжить в дикой природе. Тогда почему же столь важный инструмент настолько несовершенен, спросите вы? Тут существует сразу несколько возможных объяснений.

В 1995 году психологи Чарльз Брейнерд и Валери Рейна предложили «теорию нечетких следов», в которой разделили человеческую память на «буквальную» (verbatim) и «содержательную» (gist). Буквальная память хранит яркие детальные воспоминания, в то время как содержательная — смутные представления о прошлых событиях.

Рейна отмечает, что чем старше становится человек, тем больше он склонен полагаться на содержательную память. Она объясняет это тем, что многие важные воспоминания могут понадобиться нам не сразу: например, студенту, успешно сдавшему экзамен, необходимо помнить выученный материал и в следующем семестре, и в будущей профессиональной жизни.

В данном случае важно не только запомнить информацию на определенный день или неделю, но и сохранить ее в течение длительного периода времени, и содержательная память в подобной ситуации играет более важную роль, чем буквальная.

Теория нечетких следов правильно предсказывает заметное влияние возраста на нашу память, называемое «эффектом обратного развития». По мере того, как человек становится старше, улучшается не только его буквальная память, но и содержательная. На первый взгляд, это звучит нелогично, но на самом деле вполне объяснимо.

На практике одновременное развитие буквальной и содержательной памяти означает, что взрослый с большей вероятностью запомнит список слов, но также и с большей вероятностью добавит в него подходящее по смыслу слово, которого в нем изначально не было. У детей же буквальная память окажется пусть и не такой вместительной, зато более точной — она меньше склонна вставлять «отсебятину».

Получается, что с возрастом мы все чаще пытаемся найти смысл в происходящем. С точки зрения эволюции это может быть более полезно для адаптации к окружающей среде и принятия безопасных решений.

Этот тезис хорошо иллюстрируют исследования памяти у грызунов. Так, в одном эксперименте крыс помещали в коробку и подвергали воздействию несильного разряда тока, в ответ на что животные замирали на месте (типичное проявление страха у грызунов).

Спустя несколько дней после того, как крысы обучались ассоциировать связь между средой и электрическим шоком, их помещали либо снова в ту же коробку, либо в новую. Выяснилось, что способность различать контексты со временем ухудшается: если спустя две недели после обучения крысы в новой среде замирали реже, чем в старой, то к 36-му дню показатели сравнивались.

Иными словами, когда животные оказывались в другой коробке, их старые воспоминания, вероятно, стали активироваться и «заражать» новые, заставляя грызунов включать ложную тревогу в безопасной обстановке.

Другие исследователи полагают, что изменчивость памяти может быть некоторым образом связана с нашей способностью представлять будущее. Например, группа Стивена Дьюхерста показала: когда людей просят вообразить себе некоторое предстоящее событие, например подготовку к отдыху, у них часто возникают ложные воспоминания.

Это значит, что те же процессы, которые заставляют наш мозг дополнять воспоминания ложными деталями, теоретически могут помогать нам моделировать возможное будущее, искать пути решения потенциальных проблем и предсказывать развитие критических ситуаций.

Кроме того, связь между памятью в целом (не только ложной) и воображением наблюдают и нейробиологи. Так, группа Донны Роуз Аддис с помощью МРТ-сканера анализировала мозговую активность испытуемых, то вспоминавших события прошлого, то представлявших себе будущее.

Оказалось, что между воспоминаниями и воображением наблюдается удивительное сходство — во время обоих процессов активируются схожие отделы мозга.

Если гипотезы ученых верны, то пластичность нашей памяти — вовсе не недостаток, а суперспособность, позволяющая нам как виду быть более адаптивными. И кто знает, как нам удастся использовать эту суперспособность в дальнейшем: быть может, через несколько десятилетий психологи научатся контролировать воспоминания, чтобы помочь больным справиться с тяжелыми психическими состояниями.