Автор Тема: Особенности человеческого мозга.  (Прочитано 85203 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Шаройко Лилия

  • Участник форума
  • Сообщений: 279
    • Просмотр профиля
    • Наука РФ и за рубежом
Re: Особенности человеческого мозга.
« Ответ #495 : Ноябрь 09, 2018, 22:52:40 »
Одиночество вредит мозгу


Вот почему никто не провел исследований о пользе одиночества. Хорошая такая штука если чередовать с общением в разумных пределах.
:)
Когда человеку нечто снаружи непрерывно тарабанит по мозгам, он в конце концов начинает вообще ничего не чувствовать изнутри, а только обрабатывать внешние сигналы. Просто не успевает и все синапсные связи забиты.  Никакого внутреннего мира не будет, он просто утонет в этой трескотне...

 :(

Хорошая работа бы получилась. Нейрончиками посыпать, психофизических характеристик всех своих знакомых встреченных за последние полвека приправить... Можно отправить в рецензируемый журнал, назваться профессором Костромского института нейрофизиологиии...Все равно они не проверяют ничего
 ;)
 

Вот я подумаю... ::)

Оффлайн ArefievPV

  • Участник форума
  • Сообщений: 6600
    • Просмотр профиля
Re: Особенности человеческого мозга.
« Ответ #496 : Ноябрь 12, 2018, 10:23:41 »
Забыть, чтобы вспомнить
https://www.nkj.ru/news/34854/
Вспоминая что-то, мозг одновременно забывает то, что ему в данный момент кажется лишним.

Чтобы запомнить что-то новое, нужно забыть что-то старое – мы уже как-то писали об этой особенности нашей памяти в связи с работой психологов из Университета Глазго, опубликованной в конце 1215 года в Current Biology. Исследователи просили добровольцев выполнить два задания, и оказалось, что эффективность выполнения второго задания зависела от того, насколько предыдущее задание засело в памяти: если психологи использовали приёмы, закрепляющие то, что выучено в первом задании, то следующее задание запоминалось хуже. В другой статье 2015 года, о которой мы также рассказывали, сотрудники Кембриджского университета писали о том, что разные части памяти в мозге человека конкурируют между собой: чем чаще мы вспоминаем что-то одно, тем хуже помним что-то другое.

В новой статье в Nature Communications, опубликованной тем же Майклом Андерсоном (Michael Anderson) и его коллегами из Кембриджа, речь опять идёт о конкурентном и избирательном забывании, только эксперименты на сей раз ставили с крысами. Когда крысы видят что-то новое, они стараются его исследовать. На их любопытстве построили достаточно простой тест: крыс сажали в клетку, где был какой-то незнакомый им предмет – мяч, игрушка, чашка и пр. После того, как крысы подробно изучили незнакомый предмет А, их вынимали на 20 минут, а потом сажали в эту же клетку, но уже с другим незнакомым предметом – предметом В, который они также тщательно изучали.

Затем грызунов снова сажали в ту же клетку, где были предмет А и что-то, что они раньше не видели. Предмет А крысам должен был быть знаком, и поэтому следовало ожидать, что они его вспомнят и не будут тратить на него время, и отправятся к незнакомому объекту. Так всё и происходило: на А крысы не обращали особого внимания.

Однако когда крысы в первый раз изучали А, они тогда же изучали и В. Исследователи предположили, что активное вспоминание предмета А должно вытеснить из памяти предмет В, с которым они имели дело примерно в одно время с А. В таком случае после нескольких столкновений с А грызуны должны были бы забыть про В.

В эксперименте крысам несколько раз показывали А вместе с незнакомым предметом, чтобы они несколько раз активно вспомнили А, после чего показывали уже В так же в паре с каким-то незнакомым предметом. И оказалось, что и виденный ранее В, и незнакомый объект крысы воспринимают одинаково – как если В они раньше не видели. Если же их не заставляли активно вспоминать А, то и воспоминания о В у них не исчезали. Иными словами, воспоминания о чём-то одном действительно стирали из памяти информацию о чём-то другом.

Удалось также определить область мозга, которая отвечает у крыс за эту чехарду с памятью: когда у них с помощью специального вещества подавляли активность средней префронтальной коры, грызуны переставали забывать несчастный предмет В.

У людей в префронтальной коре тоже есть область, отвечающая за избирательное забывание, и возникает вопрос – может, люди тоже могли бы употреблять какое-нибудь вещество, которое бы отключало эту область и подавляло забывчивость? Возможно, что в некоторых случаях нужда в подобном веществе действительно есть, когда функция забывания выходит из-под контроля. Однако здесь следует помнить, что забывание помогает нам справиться с потоком информации, и без него мозг просто перестал бы работать как надо. Это можно пояснить на простом примере: допустим, вы выходите из торгового центра и идёте на автобусную остановку или же к собственной машине, и одновременно в памяти появляется нужный маршрут – мозг вспоминает, где находится автобусная остановка или же где вы оставили машину. Если бы в памяти попутно крутились воспоминания о том, как вы только что ходили по магазину, выбирали, что купить, приценивались, оценивали, взвешивали, примеряли и пр., то вы бы вряд ли смогли добраться домой.

То, что одни воспоминания активно подавляют другие, чтобы те не мешали, нейробиологи и психологи предполагают давно. Эксперимент с крысами не только прямо продемонстрировал эту способность, но ещё и лишний раз показал, насколько она важна для мозга – последний общий предок людей и крыс хотя жил на Земле около 100 млн лет назад, но, похоже, уже вполне был способен забывать ненужную информацию.

Оффлайн ArefievPV

  • Участник форума
  • Сообщений: 6600
    • Просмотр профиля
Re: Особенности человеческого мозга.
« Ответ #497 : Ноябрь 17, 2018, 12:45:25 »
Мнимая многозадачность улучшает работу мозга
https://www.nkj.ru/news/34882/
Если представить, что какая-то проблема требует от вас многозадачности, есть вероятность, что вы лучше с этой проблемой справитесь.

Про многозадачность мы слышим постоянно и отовсюду – она считается необходимым качеством работника любого уровня (наряду со «стрессоустойчивостью», «коммуникативностью», далее везде). Однако стоит помнить, что психологи на самом деле сомневаются, что многозадачность как таковая вообще существует: на деле человек не может уделять одинаковое внимание разным вещам одновременно, так что многозадачность – это просто быстрое переключение туда и обратно между разными задачами. С другой стороны, многозадачность, даже в виде быстрого переключения между задачами, не такая уж редкость. Сидя на лекции или слушая доклад на каком-то совещании, вы на самом деле выполняете несколько действий: слушаете то, что говорят, и делаете пометки по поводу услышанного (ну или просто болтаете в соцсетях – тоже вполне себе задача).

Однако, как пишут в Psychological Science психологи из университетов Мичигана, Пенсильвании и Йеля, для человека порой неважно, что именно имеется в виду под многозадачностью и сколько задач он выполняет одновременно. Важно представлять себе, что ты многозадачен, и от одного только этого представления мозг начинает работать лучше. В эксперименте участвовали более полутора сотен человек, которые должны были смотреть и расшифровывать образовательный ролик канала Animal Planet. Фокус был в том, что кому-то говорили, что им придётся выполнять одновременно два задания: выучить то, о чём идёт речь в ролике, и сделать текстовую транскрипцию; другим же говорили, что они выполняют только одно задание, цель которого – проверить их способности к обучению и стенографии.

Задание, повторим, у тех и у других было одно и то же, отличалось лишь его восприятие: для одних оно было однозадачным, для других – многозадачным. Однако те, кто верил, будто выполняет два задания, записали больше слов, сделали меньше ошибок и лучше прошли тест на понимание того, что они узнали из видео.

Похожие результаты получились в другом эксперименте, которые провели в интернете: на экране перед человеком появлялись две головоломки в виде набора слов, с которыми нужно было что-то сделать. Только в одном случае обе головоломки выступали как часть одного и того же задания, и обе их показывали на одном и том же фоне; в другом случае головоломки были те же самые, но их подавали как два разных задания, и обе они были подсвечены разным фоном. Те, у кого перед глазами были как бы два разных задания, полагали, что они работают в многозадачном режиме – и в итоге выполняли задание лучше, чем «однозадачники».

Авторы работы предположили, что так происходит из-за того, что человек, думающий, что он в данный момент многозадачен, глубже погружается в то, чем он занят, и потому лучше выполняет своё задание. Чтобы проверить, так ли это, исследователи измерили, насколько расширяются зрачки у участников эксперимента во время выполнения заданий – считается, что чем шире зрачок, тем сильнее вовлечённость, тем больше когнитивных ресурсов идёт на выполнение задачи. Действительно, у «многозадачников» зрачки были шире, то есть они и впрямь были глубже вовлечены в работу, были более внимательны, собраны и т. д.

На всякий случай стоит ещё раз подчеркнуть, что речь идёт не о настоящей многозадачности, но о вере в то, что вы выполняете сразу много задач – само по себе задание может быть вполне простым и не предполагающим никакой многозадачности. Правда, хотя мы и сказали в заголовке, что воображаемая многозадачность улучшает работу мозга, нужно уточнить, что под «улучшением работы мозга» мы имеем в виду конечный результат наших умственных усилий – то есть выполнение той или иной задачи. Дело в том, что в прошлом году в Human Brain Mapping выходила статья с противоположным выводом – что мозг при многозадачности работает хуже, и авторы той работы измеряли как раз активность самого мозга. Конечно, можно предположить, что мнимая многозадачность улучшает когнитивные функции, а вот настоящая, когда на самом деле приходится прыгать между разными задачами – наоборот, ухудшает. Впрочем, здесь психологам и нейробиологам ещё предстоит масса работы, чтобы понять, как согласуются между собой активность мозга и её внешние психологические проявления при многозадачном режиме, действительном или мнимом.


Оффлайн ArefievPV

  • Участник форума
  • Сообщений: 6600
    • Просмотр профиля
Re: Особенности человеческого мозга.
« Ответ #498 : Ноябрь 25, 2018, 05:43:23 »
Как мозг предсказывает будущее
https://www.nkj.ru/news/34919/
Угадывая грядущие события, мозг пользуется двумя разными системами нервных центров.

Мы постоянно предсказываем будущее, и никакой мистики тут нет. Например, водитель, видя, как красный сигнал светофора сменился на жёлтый, готовиться взять с места – он знает, что скоро будет зелёный сигнал. Или когда мы просто отстукиваем ритм под звуки музыки – наш палец начинает заранее двигаться, чтобы попасть в ритмическую долю. В этом смысле предсказание будущего – действительно обычное дело; более того, без такого умения наша жизнь была бы намного сложнее.

Но нетрудно заметить, что пример с водителем не похож на пример с отстукиванием ритма. В первом случае мозг угадывает будущее, опираясь на прошлый опыт: мы знаем, что после жёлтого сигнала всегда загорается зелёный. Во втором случае мозг чувствует ритм, и даже если мы раньше не слышали этой музыки, мы всё равно можем следить за ритмическим рисунком.

В статье в PNAS исследователи из Калифорнийского университета в Беркли пишут, что за тот и другой тип предсказаний отвечают разные области мозга. В экспериментах участвовали больные с синдромом Паркинсона и мозжечковой дегенерацией: им показывали сменяющие друг друга на экране разноцветные квадратики – красный, белый и зелёный, причём после красного шёл белый, а зелёный – после белого. Нужно было предугадать появление зелёного, нажав специальную кнопку.

Но в одном случае квадраты появлялись с постоянным ритмом, а в другом случае время между красным и зелёным постоянно менялось. То есть появление зелёного можно было предугадать либо по ритму, либо ориентируясь на белый квадрат. Квадраты с постоянным ритмом хуже чувствовали больные с синдромом Паркинсона, а там, где чёткого ритма не было и нужно было ориентироваться на предшествующий белый, большие проблемы возникали у больных с мозжечковой дегенерацией.

Болезнь Паркинсона затрагивает так называемые базальные ядра, у которых довольно много разных функций. Очевидно, среди прочего они управляют и «ритмическими предсказаниями». Мозжечок же, видимо, управляет способностью угадывать события по их последовательности, когда мы знаем, что за одним должно обязательно следовать что-то другое. Раньше считалось, что оба вида «угадывания будущего» регулирует одна и та же система нервных центров. Возможно, теперь, когда мы знаем, что этих систем на само деле две, мы лучше сможем понять природу некоторых психоневрологических расстройств, сопровождающихся нарушениями речи, внимания и других высших когнитивных функций.

Оффлайн ArefievPV

  • Участник форума
  • Сообщений: 6600
    • Просмотр профиля
Re: Особенности человеческого мозга.
« Ответ #499 : Ноябрь 29, 2018, 12:19:56 »
Депрессия зависит от памяти и удовольствия
https://www.nkj.ru/news/34966/
В зависимости от силы соединения между разными нервными центрами мозг может склоняться либо к зависимости от чего-нибудь, либо к депрессии.

Наше чувство удовольствия зависит от системы вознаграждения, или системы подкрепления, представляющей собой целый комплекс нервных центров. Система подкрепления не просто даёт нам чувство удовольствия, она связывает его с тем или иным действием или событием, почему её и так и называют – наши действия подкрепляются чем-то приятным в виде награды. Поэтому совершенно понятно, что система подкрепления играет огромную роль в мотивации, в обучении, в управлении вниманием – все эти вещи так или иначе завязаны на удовольствие. Грубо говоря, так же как собака замотивирована давать лапу, чтобы получить сахар, так и человек замотивирован ходить на работу, чтобы получить похвалу и денежное вознаграждение.

Хотя, разумеется, у человека всё не так просто. Во-первых, наши мотивации могут быть довольно сложными, сугубо внутренними, зависящими от наших личных ценностей. Во-вторых, система подкрепления существует не сама по себе, с ней постоянно взаимодействуют другие нервные центры, управляющие высшей нервной деятельностью – они задают рамки системе подкрепления, планируют её работу или же просто ограничивают в желаниях. Бывает, однако, что нейронная система сдержек и противовесов даёт сбой, и тогда мы имеем дело с зависимостью – от еды, от алкоголя, от опиатов, от покупок и т. д. Другая крайность – депрессия с ангедонией, или неспособностью испытывать радость ни от чего; очевидно, что в таком случае у человека угаснут абсолютно все мотивации к какой-либо деятельности.

Поскольку нервные центры, входящие в систему подкрепления, работают вместе и должны постоянно обмениваться между собой информацией, то можно предположить, что психоневрологические неполадки вроде зависимостей и депрессией, по крайней мере, отчасти связаны с проблемами передачи информации между центрами этой системы. Известно, что зависимостям действительно сопутствует слишком сильная связь между гиппокампом (центром памяти, который включён в систему вознаграждения) и прилежащим ядром (которое часто называют просто центром удовольствия).

Исследователи из Университета Мэриленда решили напрямую проверить, как влияет на поведение усиление и ослабление связи между гиппокампом и прилежащим ядром. Нейроны, которые образуют эту связь, у мышей модифицировали оптогенетическими методами так, чтобы они реагировали на свет. С помощью оптоволокна, имплантированного в мозг, активировали канал связи между двумя мозговыми центрами; и этот канал связи становился сильнее. В результате, как говорится в статье в Nature, у мышей возникала память о ложном вознаграждении. У животных появлялась мотивация к определённым действиям, и спустя день они возвращались на то место, где им простимулировали нейроны – хотя никакой реальной награды они не получали. Стоит подчеркнуть, что исследователи действовали не на гиппокамп, не на центр удовольствия, а на информационную «шину» между ними.

Затем авторы работы поступили иначе: у мышей модифицировали другие нейроны, которые подавляют активность нервных клеток между гиппокампом и центром удовольствия. Теперь, когда с помощью света включали нейроны-подавители, они ослабляли этот канал связи – и прежде общительные мыши переставали приходить туда, где они общались со своими товарищами. Для социальных грызунов такое поведение – аномалия, которая служит признаком депрессии; ведь при депрессии действительно нет мотивации общаться с другими.

Более того, когда для эксперимента взяли изначально депрессивных мышей (а у животных можно моделировать признаки депрессии, хотя о настоящей, «человеческой» депрессии тут речь не идёт), то оказалось, что связь между центром памяти гиппокампом и центром удовольствия у них слабая – и, что важно, прямой стимуляцией нейронов её не усилить. Однако если животным давали антидепрессанты, то информационный канал приходил в норму, и у них можно было создать ложную память о приятном, как было описано выше.

У депрессивного мозга есть и другие особенности; например, в прошлом году мы писали, что из-за некоторых особенностей в строении серотониновых нейронов при депрессии серотонин перестаёт поступать в нервные центры. С другой стороны, чем больше мы знаем о механизме депрессии, тем скорее найдём какое-нибудь эффективное средство от неё. Поскольку связь между гиппокампом и прилежащим ядром играет роль как при формировании зависимостей, так и при депрессиях, возможно, что и с зависимостями, и с депрессией можно бороться, действуя на нейроны, соединяющие эти два нервных центра.

Оффлайн ArefievPV

  • Участник форума
  • Сообщений: 6600
    • Просмотр профиля
Re: Особенности человеческого мозга.
« Ответ #500 : Декабрь 03, 2018, 15:05:26 »
Как кратковременная память превращается в долговременную
https://www.nkj.ru/news/34954/
Во сне информация, попавшая в мозг, становится долговременной – независимо от того, о чём эта информация.

Когда мы читаем про нейробиологические механизмы памяти, то очень часто натыкаемся на особую зону мозга под названием гиппокамп. Это действительно один из основных центров памяти. Однако здесь, во-первых, стоит обратить внимание на слова «один из», а во-вторых, нужно помнить, что память бывает разная. Гиппокамп действительно играет огромную роль, когда нам нужно запомнить, например, карту местности, маршрут, расположение объектов на ландшафте. Когда подопытных крыс учат запоминать выход из лабиринта, у них как раз работает гиппокамп.

Но в гиппокампе информация задерживается не очень надолго – это кратковременное хранилище. Потом происходит так называемая консолидация памяти, превращение её из кратковременной в долговременную; при этом информация переходит из гиппокампа в нейронные сети других зон мозга. Про механизмы консолидации известно уже довольно много; самое главное, что она происходит во сне – для преобразования памяти из кратковременной в долговременную нужны электрические волны, которые возникают во время медленной фазы сна. Если поспать не удалось, то информация, которая попала к гиппокамп, просто исчезнет. (Уточним, что речь тут идёт, скорее, не о перетекании информации, но о том, что долговременной памяти помогает созревать кратковременная, как это было не так давно описано в статье сотрудников Массачусетского технологического института.)

Но есть ещё и другая память, которая с гиппокампом не связана: например, память на движения или память о каком-то событии из личной жизни. Считается, что такие вещи отправляются в другой мозговой узел – в периринальную кору. И здесь тоже имеет место консолидация, то есть превращение кратковременной памяти в долговременную. Однако о том, как происходит консолидация не-гиппокампальной памяти, известно намного меньше.

Исследователи из Тюбингенского университета поставили следующий опыт: разных крыс заставляли запомнить два разных блока информации – либо нечто, имеющее отношение к пространству и расположению предметов в этом пространстве, либо же просто какой-то объект, который нужно было запомнить сам по себе, без привязки к ландшафту. В первом случае у животных должен был сработать гиппокамп, во втором – периринальная кора. Затем в течение двух часов после сеанса запоминания крысам либо давали поспать, либо заставляли бодрствовать. И потом у них проверяли память спустя эти два часа, спустя неделю и спустя три недели.

В статье в Nature говорится, что память, которая зависела от гиппокампа, была сильнее у тех крыс, которым давали поспать. Причём она была сильнее и через два часа, и через три недели – то есть, как и ожидалось, сон помогал перевести информацию из кратковременного хранилища в долговременное. А вот с не-гиппокампальной памятью оказалось всё иначе. Спустя два часа и поспавшие, и не спавшие крысы одинаково помнили не-гиппокампальную информацию. Но спустя три недели лучше всего эта память сохранялась у поспавших крыс. Более того, если крысам во время сна в мозг вводили вещество, подавляющее активность гиппокампа, то их не-гиппокампальная память исчезала: ни через неделю, ни через три недели животные не помнили то, что им когда-то показывали.

Иными словами, даже если запоминаемая информация не была предназначена для гиппокампа, он всё равно оказывался нужен, чтобы надолго запомнить её. Можно назвать гиппокамп «заводом по консолидации памяти», который работает во сне. В деталях механизмы запоминания отличаются в зависимости от того, какого рода сведения поступает в мозг: для одних данных желательно поспать вскоре после их «записи», другие, напротив, и без сна могут относительно долго оставаться в нейронных цепочках – но при этом всё равно потом угаснут. Однако и сон, и гиппокамп важны для окончательного долговременного запоминания самой разной информации.

Тут нужно не забывать, что мы всё-таки имеем дело не с полностью разобщёнными потоками данных – по отдельности мы ничего и не запоминаем. Можно предположить, что когда во сне гиппокамп переформатирует «свою» информацию в долговременный вид, активность его нейронных цепей помогает сделать то же самое и с не-гиппокампальной информацией, поскольку одна память оказывается контекстом для другой. Собственно, о том, что консолидация одного вида памяти зависит от консолидации другого вида памяти, нейробиологи подозревали и раньше, но сейчас это удалось показать в явном виде. В перспективе подобные исследования не только сделают понятным сам механизм запоминания, но и помогут справиться с многочисленными болезнями, связанными с нарушениями памяти.

Оффлайн ArefievPV

  • Участник форума
  • Сообщений: 6600
    • Просмотр профиля
Re: Особенности человеческого мозга.
« Ответ #501 : Декабрь 04, 2018, 15:39:55 »
Маленькие митохондрии усиливают взаимодействие между нейронами
http://elementy.ru/novosti_nauki/433382/Malenkie_mitokhondrii_usilivayut_vzaimodeystvie_mezhdu_neyronami
Нейроны — это клетки с очень необычной формой: от компактного «тела» отходят множественные тонкие отростки — дендриты и аксоны. Оказывается, митохондрии, располагающиеся в дендритах и в аксонах, неодинаковы: в дендритах они сильно удлиненные и протягиваются почти вдоль всей длины отростка, а вот в аксонах они небольшие, многие имеют вид компактных шариков диаметром менее 1 мкм и занимают гораздо меньшее пространство. Ключевым фактором для формирования мелких аксональных митохондрий, как выяснилось, является белок MFF, который необходим для разделения митохондрий. Подавляя активность этого белка, исследователи показали, что нарушение деления митохондрий ослабляет передачу сигналов в синапсах, а также препятствует росту аксонов в процессе развития мозга. Причиной этих нарушений оказалось отнюдь не изменение выработки АТФ (чего можно было бы ожидать, учитывая, что выработка АТФ и считается основной функцией митохондрий), а избыточное откачивание из цитоплазмы ионов кальция. Таким образом, благодаря новому исследованию, опубликованному в Nature Communications, было установлено, что митохондрии в аксонах выполняют буферизующую функцию, поддерживая оптимальную концентрацию ионов кальция в цитоплазме и регулируя передачу сигналов в синапсах.

Цитировать
Работа нейронов очень энергозатратна. Неудивительно поэтому, что митохондрии чрезвычайно важны для их функционирования. Пирамидальные нейроны коры головного мозга содержат огромное количество митохондрий, причем форма этих митохондрий различается в разных частях клетки. В дендритах митохондрии имеют сильно удлиненную форму, напоминая под микроскопом макаронины. В теле клетки такие же удлиненные митохондрии сливаются между собой, формируя густую сеть. Но в аксонах митохондрии выглядят иначе: они гораздо более короткие, многие — практически шарообразной формы. Эти митохондрии без конца снуют туда и обратно, используя в качестве рельсов цитоскелетные элементы — микротрубочки, протянутые вдоль аксона. Эта динамика хорошо видна на видео, снятом в ходе прошлогодней работы польской группы исследователей (T. M. Stępkowski et al., 2017. mitoLUHMES: An Engineered Neuronal Cell Line for the Analysis of the Motility of Mitochondria):

P.S. Представил "шарики", снующие туда-сюда по "рельсам"... :)
« Последнее редактирование: Декабрь 04, 2018, 15:43:09 от ArefievPV »

Оффлайн ArefievPV

  • Участник форума
  • Сообщений: 6600
    • Просмотр профиля
Re: Особенности человеческого мозга.
« Ответ #502 : Декабрь 04, 2018, 16:42:12 »
Тайны мозга: невероятная способность человека, которую не удалось объяснить
https://ria.ru/science/20181204/1539632945.html?referrer_block=index_daynews2_3&ab_title=a

P.S. Ограда мозга (клауструм). Только ссылка, более подробно в другой теме...