Психика и мозг

Автор ArefievPV, марта 31, 2015, 19:14:55

« назад - далее »

василий андреевич

Цитата: Максет от ноября 07, 2022, 22:39:13Вот и получается, что действие по сути - это процесс информационный.
Такое обсуждайте, пожалуйста, не со мной, а с Арефьевым. Может получится различить-разделить-проанализировать, а потом вновь синтезировать явление и его информационную суть.
  Для начала посмотрите "информационное равновесие Нэша".

АrefievPV

#5911
Человек не хочет чтобы его тему забивали оффтопом, поэтому размещу свой комментарий здесь (да я и сам обещал там больше не писать).

Цитата: Роман Корабельщиков от ноября 08, 2022, 11:50:36Как еще можно  рассмотреть связь Разума и окружающей среды.
Каким образом ДНК человека, сложность которой явно недостаточна для проявления разума становится разумным существом?
Уж явно не из выживания возникает эта сложность.
Эта сложность уже существует в окружающем его мире.
Стремление жить/выжить является необходимым условием прогрессивного развития. Подчёркиваю: необходимым, но не достаточным.
 
Чтобы выжить в изменяющейся среде, необходимо к этой среде адаптироваться. Адаптируясь к всё более усложняющейся окружающей среде, система, стремящаяся выжить, вполне может пойти по пути прогрессивного усложнения. Обращаю внимание, что если не будет у системы стремления выжить, то увеличиться может только «тупая» сложность, а не функциональная сложность – то есть, ни о какой прогрессивности в усложнении тогда и говорить не приходится.

Система, претендующая на развитие, должна быть открытой. Также эта система должна быть способна к адаптации (то есть, иметь возможность изменять свою структуру в ответ на изменения окружающей среды) – иначе говоря, быть пластичной (в широком смысле слова). И в то же время, система должна быть способной самосохраняться. Вот тогда, адаптируясь к всё более усложняющейся окружающей среде, система вполне может начать прогрессивно усложняться.

Вышесказанное относится и к живым системам (и, разумеется, к разумным системам). И для живой системы (и, разумеется, для разумной системы) её адаптация к усложняющейся среде обитания зачастую приводит именно к прогрессивному развитию этой системы.

И если данные условия (открытость, пластичность, самосохранение) будут соблюдены при создании системы ИР, то данная система будет способна к развитию. Но «обратная сторона медали» – это потеря контроля со стороны человека над такой системой. А люди-то готовы пойти на такой шаг – дать свободу от самих себя какой-то там систем ИР?

P.S. Надеюсь, что Савелий или Maikov подскажут Роману Корабельщикову, что он недооценивает стремление к самосохранению (стремление жить/выжить) в эволюции разума. Эволюция данной способности (а разум системы – это способность системы реализовать стремление к самосохранению средствами интеллекта) неотделима от самосохранения/выживания. Судя по всему, Роман Корабельщиков этот момент игнорирует (хотя я привёл комплект определений сразу в первом своём сообщении в той теме):
Цитата: АrefievPV от сентября 06, 2021, 18:21:40Привожу комплект определений (их следует рассматривать во взаимосвязи друг с другом):

Жизнь – это живая система (совокупность систем) и её среда обитания.
Живая система – это система, проявляющая в активной фазе своего существования: стремление к самосохранению и способность реализовать это стремление.
Интеллект системы – это вычислительный функционал (практически в физико-математическом смысле слова) системы.
Разум системы – это способность системы реализовать стремление к самосохранению средствами интеллекта.

До кучи:

Ум системы – это локальное и актуальное проявление разума системы.

АrefievPV

Цитата: АrefievPV от ноября 08, 2022, 13:27:25Чтобы выжить в изменяющейся среде, необходимо к этой среде адаптироваться. Адаптируясь к всё более усложняющейся окружающей среде, система, стремящаяся выжить, вполне может пойти по пути прогрессивного усложнения. Обращаю внимание, что если не будет у системы стремления выжить, то увеличиться может только «тупая» сложность, а не функциональная сложность – то есть, ни о какой прогрессивности в усложнении тогда и говорить не приходится.
Добавлю цитату из своего сообщения в качестве пояснения:
Цитата: АrefievPV от августа 28, 2022, 11:41:27Я уже писал, как формируется прогрессивное усложнение систем, повторю немного.
 
Естественным (и наиболее вероятным) является именно «тупое» (всякое там слипание, соединение, включение в себя всякого «хлама» и пр.) усложнение системы, не несущее какого-то преимущества, функциональности и т.д. Изменилась среда обитания, и появились возможности для наращивания «тупой» сложности – то есть, стали более вероятны такие процессы.
 
Возникновение функционального усложнения является очень маловероятным событием и чем сложнее исходная система, тем менее вероятно такое событие. Кстати, этим фактом очень часто пользуются критики и противники теории естественного возникновения жизни.
 
Функциональное усложнение систем возникает в результате ЕО, путём изменения и оптимизации структуры («тупой» сложности) систем. То есть, изменилась среда обитания в очередной раз, и сложные (с наращенной «тупой» сложностью) системы начали упрощаться, параллельно адаптируясь (типа, стали более вероятны такие процессы).
 
Мало того, возникновение новой функциональности без упрощения (исключения части элементов) также очень маловероятно. Даже паразиты, обретая новую функциональность, неизбежно упрощаются.
 
Для изменения внутренних связей надо, или что-то включить в систему, или что-то исключить из системы. Включение приведёт к наращиванию «тупой» сложности – вероятность обретения новой функциональности очень мала (система скорее сломается). Исключение приведёт к упрощению системы – по сути, к деградации системы. А вот если сначала нарастить «тупую» сложность, а потом начать терять элементы в силу естественных причин (тем самым поневоле изменяя внутренние связи), то можно с достаточной вероятностью обрести новую функциональность и сохранить сложность не ниже исходной (до наращивания «тупой» сложности).
 
Тут важно отметить сразу два принципиальных момента:
 
Функциональность возникает, как адаптация к условиям существования (как ответ системы на комплексные воздействия среды обитания на протяжении многих поколений). То есть, сама функция/функциональность требует взаимодействия системы и среды – она и рождается/возникает в процессе такового взаимодействия (функция, это, как бы, алгоритм этого взаимодействия).
 
– В процессе адаптации, практически неизбежно, «выпадают» элементы, звенья, части адаптирующейся системы (опять-таки, на протяжении многих поколений это происходит). Упрощение гораздо более вероятно, нежели некое конструктивное усложнение (упрощение, это процесс вполне естественный). Само собой, при «выпадении» элементов, в системе изменяются и её внутренние связи (типа, возникают новые связи без посредников). Однако таковое упрощение идёт на фоне формирования функциональности (на фоне адаптации) – то есть, происходит то, что можно назвать оптимизацией.
 
И если после обретения какой-то функциональности с параллельным упрощением структуры системы (то есть, оптимизацией структуры) возникает новая прогрессивная сложность, то никаким прямым (то есть, постепенным наращиванием прогрессивной сложности системы в процессе эволюции) моделированием это не объяснить – формирование такой последовательности из маленьких эволюционных «шагов» прогрессивного усложнения очень маловероятна.
 
Мало кто допускает, что эволюция идёт всеми возможными путями сразу – в том числе, через множество циклов («тупое» усложнение – упрощение + формирование функциональности). И, имея перед глазами исходную простую систему и конечную конструктивно сложную систему (после адаптации – то бишь, после обретения некоей функциональности), просто невозможно себе представить, как такое (весьма маловероятная последовательность событий) произошло.
 
Ошибка исследователей заключается в том, что, реконструируя последовательность событий, они применяют метод прямого моделирования – постепенное наращивание прогрессивной сложности системы в процессе эволюции маленькими «шагами». Но эволюционный путь оказался скорее похожим на последовательность «петель», а не линию – то есть, каждый маленький «шаг» является эволюционной «петлёй».   
 
Кстати, эти принципиальные моменты являются дополнительными аргументами к моему утверждению, что среда не только порождает систему, но и после рождения системы продолжает определять реакции системы (по сути, среда управляет системой).

АrefievPV

Размещу сначала в этой теме, а потом перепощу в другую.
 
Все эти словопрения про коды и про ключи-замки, конечно, хорошо (на самом деле – нет, это был сарказм). Это я не в обиду Ключу и Василию Андреевичу.
 
Условная ситуация, которую «видят» оппоненты: писатель что-то вложил в книгу, а читатели затем это что-то извлекли из книги.
 
Писатель в книгу чего-то там конкретное вложил (типа, какую-то информацию), а читатели эту вложенную информацию поняли как-то по-своему. Соответственно, писатель начинает ругать читателей: «вы все меня неправильно поняли – я вложил одно, а вы поняли совсем другое».
 
Но, проходит некоторое время (возможно, несколько лет), и теперь уже сам писатель, перечитывая своё собственное произведение, с удивлением обнаруживает (если конечно ещё помнит, что он вкладывал в своё произведение), что теперь он понимает своё же собственное произведение как-то по-иному. Как же так? Ведь он точно помнит, что он вкладывал вполне конкретную информацию и с тех времён ни одной буквы, ни одного знака препинания в тексте не изменилось. Что за фигня приключилась-то?
 
А может он ничего и не вкладывал? Может информация рождается/формируется в читателе? Ведь только стоило (бывшему писателю, а теперь читателю) немного измениться (какие-то знания добавились, какие-то забылись, изменились предпочтения, изменился эмоциональный фон и т.д. и т.п.) и при очередном прочтении он «извлекает» уже иную информацию из той же самой книги, которую сам же когда-то написал.
 
Слово «извлекает» намеренно закавычил.
 
Теперь вернёмся к человеку, когда он был писателем. Будучи писателем, человек, не переставал быть читателем и своё произведение он не только читал (как посторонний читатель читает книгу или рукопись-черновик), но и неоднократно «читал» и «перечитывал» в уме, в своём воображении.
 
Понятно, что все эти «чтения» и «перечитывания» были необходимы для того, чтобы наглядно себе представить (типа, увидеть), какая информация была им вложена (а на самом деле, только лишь «вложена») в произведение. И если он считал, что нужно текст откорректировать, то вносил правки (сначала в уме, а потом и на бумагу в рукопись-черновик).
 
По сути, автор произведения всегда выступал не только в роли писателя, но и в роли читателя. И именно роль читателя позволяла автору говорить, что в его книгу им была внесена какая-то информация.
 
Но на самом-то деле, своё умозаключение о нахождении в его книге какой-то конкретной информации, базировалось исключительно на прочтении – то есть, при прочтении своего произведения у него, как у читателя, в голове возникала/формировалась вполне определённая информация.
 
Оцените теперь иронию, когда наш писатель ругался на читателей. На самом деле, получается, что просто один читатель ругается на других читателей только за то, что возникающая/формирующаяся при прочтении у него в голове, информация отличается от подобной информации у других читателей (аналогично возникающей/формирующейся при прочтении в их головах). Один читатель не согласен с другими читателями – вот и всё.
 
Информация возникает в приёмнике при возникновении воздействия (которое само возникает по причине действия). Не буду про действия, сразу перейду к воздействию. По сути, воздействие и есть сигнал воспринятый системой (система не воспринимает само действие).
 
Что будет аналогом воздействия для читателя? Это будет первичный сенсорный образ (первичное ощущение), формирующийся непосредственно «на границе» сенсорной системы (примерно в активных центрах рецепторов) – между организмом и средой (то есть, организм получил сигнал из среды).
 
Затем этот первичный сенсорный образ (первичное ощущение) «поднимается» по сенсорной системе к мозгу, по пути преобразуясь во вторичные, третичные и т.д. образы. И на каждом этапе, образы более высокого уровня, собираются из серий, паттернов, последовательностей и т.п., образов предыдущего уровня.
 
Наконец, вся эта «кавалькада» сигналов (внутри системы последовательность изменений её структуры (начиная с воздействия) уже вполне корректно обзывать потоками сигналов) «поднимается» до структур головного мозга. В мозгу начинаются свои «пляски с бубном» – сигнальные потоки преобразовываются, сопоставляются, обобщаются и т.д. Наконец сигнальный поток достигает тех структур, которые могут распознать текст. И вот только с этого момента начинается, по сути, сам процесс чтения.
 
Почему мы распознаём текст (узнаём буквы) более-менее одинаково? Потому, что у нас структуры сигнальных путей более-менее одинаковы. Некоторые одинаковы врождённо, некоторые в результате согласования (как на уровне химии, так и на уровне биологии) между организмами и средой обитания (разумеется, и между одними организмами и другими организмами – другие организмы, по отношению к рассматриваемому организму, тоже ведь являются составной частью его среды обитания).
 
Чуток подробнее (если не интересно, то можно пропустить).
 
Изначально (на уровне активных центров рецепторов) – просто по причине одинаковости (более-менее) структур в наших организмах – у нас у всех один и тот же генетический код, в составе   молекул в наших клетках все химические элементы представлены соответствующими, но одинаковыми у всех молекул, атомами. То есть, в моих белковых молекулах атомы углерода ничем не отличаются от атомов углерода в белковых молекулах Василия Андреевича. Генетический код у нас одинаков. Набор генов примерно одинаков (в пределах вида и даже расы).
 
То есть, на уровне первичных ощущений мы всё воспринимаем более-менее одинаково. Но чем выше уровень (вторичные, третичные и т.д.) формируемых образов/ощущений, тем сильнее становится различие. И если для средних уровней согласовывающим элементом является напрямую среда обитания в силу своего постоянства (и/или повторяющейся цикличности изменений), то на высших уровнях для нивелировки такового различия необходима согласованная (то есть, единая для всех) знаковая система коммуникации.
 
Мы воспринимаем цвета строго индивидуально (это ведь наши личные ощущения высокого уровня), но в результате согласования (обычно ещё в детстве, в период освоения языка) обозначаем (то бишь, кодируем на уровне системы коммуникации (это не обязательно будет членораздельная речь)) их одинаковым знаком. Эти знаки ставим во взаимооднозначное соответствие с объектами внешнего мира (причём неоднократно, обучая таким способом наши нейронные сети (кстати, интуиция аналогично формируется)).
 
А вот добиться единообразия восприятия на высоких уровнях для нас – дело практически невозможное. Багаж знаний у взрослых людей сильно разный. Даже наличие совпадения в приоритетных знаниях (обычно таких обзывают единомышленниками, единоверцами и т.д.) не гарантирует одинаковости восприятия на высших уровнях (такое обычно обзывают пониманием, осознанием).
 
1.Поэтому на уровне физики, химии и частично биологии у нас нет проблем с одинаковостью восприятия – типа, мы все «извлекаем» одинаковую информацию из средового окружения (и частично, из внутренней среды – там ведь тоже есть рецепторы).
 
2.На уровне нейрофизиологии мы более-менее одинаково воспринимаем (распознаём) линии, простые контуры, базовые составляющие «цвета» (я не беру в расчёт различные дальтонизмы и пр.), объемность.
 
3.Но вот уже знаки языка (родной речи) в нас инсталлируются в процессе обучения (опять-таки, методами «вприглядку» и «делай как я»). Соответственно, при таком подходе обеспечивается и более-менее нужное сходство в формировании соответствующих нейрофизиологических структур (и, как следствие, сходство в восприятия знаков).
 
4.А физиологическую основу под более серьёзные знаковые конструкции (тем более, под понятия) согласовать (то есть, сформировать схожей/одинаковой) уже трудно. Обычно к тому времени человек довольно-таки здорово потерял в пластичности нейроструктур (да и условия обитания/воспитания начинают сильно отличаться).
 
Тем не менее, и здесь это возможно – например, методы религиозного воспитания неплохо формируют необходимое сходство нейрофизиологических основ (другое дело, что это без постоянного повторения работает плохо – мозги у нас ведь и во взрослом состоянии достаточно пластичны). Обычно единоверцы так и появляются.
 
Ещё раз – только основ, а не сами понятия или сложные знаковые конструкции. Тут как с фундаментом – на одном и том же фундаменте можно выстроить разные по конструкции, материалам и функциональности здания, но тот же фундамент определяет и ограничения. Например, на фундаменте для одноэтажного здания не выстроить небоскрёб. На плоском фундаменте (типа, плиту кинул и готово) в зоне вечной мерзлоты нельзя строить отапливаемое здание – «поплывёт» под таким зданием грунт.
 
В данном случае, роль основы играют структуры, обеспечивающие формирование эмоций и чувств. Они – эдакий фундамент, а уже них выстраивается морально-этическая (с элементами модели мироустройства) надстройка. А с помощью (и посредством) этой морально-этической надстройки (что является добром, а что – злом, что будет хорошо, а что – плохо и т.д.) можно в человека инсталлировать разные дополнительные поведенческие программы. Это, так сказать, уже дело техники, а в этом религия поднаторела за многие тысячелетия.
 
5.Ещё выше уровень (уровень единомышленников) базируется, как это ни странно, на надстройке из предыдущего уровня. И этот уровень вдвойне динамический (сама надстройка чуток «плавает» и совокупность знаний постоянно «плавает») – у него, по сути, нет своей физиологической основы. Его основа – реверберирующие (циркулирующие) потоки воспоминаний. Обращаю внимание, не следы памяти (или, по-другому – «записи»), а воспоминания, формирующиеся каждый раз заново в процессе вспоминания.
 
Однако и здесь не всё потеряно – единомышленников можно сформировать в процессе длительного периода воспитания в одинаковой среде обитания. Понятно, что тут необходимо одно и то же языковое окружение, одно и то же религиозное (или, хотя бы с одним и тем же менталитетом) окружение, дети должны ходить в одни и те же (очень схожие) детские сады и школы (и желательно – в одни и те же университеты) – то есть у детей должны формироваться одинаковые взгляды на существенные концепции мироустройства (и/или устройства социума). Вот тогда шансы формирования единомышленников существенно возрастают.
 
Теперь возвращаюсь к тому, почему нам кажется, что мы информацию именно извлекаем. Основная причина – это сходство структур организма (по первым трём пунктам). То есть, мы видим «одно и то же» на некоем самом простом/базовом уровне, следовательно, это «одно и то же» существует (недаром, практически невозможно доказать, что цвета, звука и пр. в природе вне наблюдателя, не существует). Ну, а далее «по накатанной» – это «одно и то же» можно и нужно как-то обозвать. А давайте обзовём её информацией? Сказано – сделано.
 
Разумеется, более продуманные обзывают это дело просто данными, которые в приёмнике уже превращаются в информацию. Могу этих продуманных огорчить – в книге нет даже данных.
 
А уж если и по пунктам 4 и 5 сходство наблюдается, то тут вообще «праздник» – вот же она, информация, мы же её видим.
 
Если две системы абсолютно (допустим гипотетически) одинаковы, то и воздействия у них будут одинаковы. Ну, а дальше, по мере разворачивания в системах сигнальных цепочек/путей (и цепочек последовательных интерпретаций на каждом этапе цепочки/пути), будет «извлекаться» и одинаковая информация. 
 
Подчёркиваю – одинаковы воздействия, о действиях сказать ничего нельзя в принципе. То есть, нам неизвестно в принципе – различаются или действия или нет, это одно и то же действие или много одинаковых действий. Мы (и вообще, любая система) интерпретирует действие в виде воздействия.
 
И исходя из практики – чем более одинаковые ситуации (включая: конструкцию приборов, методику эксперимента, теорию интерпретации полученных результатов и т.д. и т.п.) мы создаём, тем более одинаковые результаты получаем. Мало кто задумывается об этом. А ведь из этого следует весьма фундаментальное предположение – действия все абсолютно одинаковы (как вариант – это одно и то же действие).

АrefievPV

Цитата: АrefievPV от ноября 10, 2022, 18:06:37Подчёркиваю – одинаковы воздействия, о действиях сказать ничего нельзя в принципе. То есть, нам неизвестно в принципе – различаются или действия или нет, это одно и то же действие или много одинаковых действий. Мы (и вообще, любая система) интерпретирует действие в виде воздействия.
Не успел здесь отредактировать (в другой теме успел) – «или» в предложении лишнее...

АrefievPV

Нейронауки в Science и Nature. Выпуск 246: энторинальная кора инструктирует гиппокамп во время обучения

Несколько лет назад исследователи совершили открытие, меняющее представление о том, как в головном мозге происходит процесс обучения. Им удалось определить новый тип синаптической пластичности. Теперь же исследователи совершили новый прорыв, определив направляющую роль энторинальной коры, посылающей инструктивные сигналы к запуску изменений в гиппокампе. Работа опубликована в журнале Nature.
http://neuronovosti.ru/naturesci246-entirhinal/
ЦитироватьКак головной мозг млекопитающих адаптируется к новой внешней обстановке, информации и опыту – вопрос, который в нейробиологии пока остается без полноценного ответа. Считается, что в основе адаптивного поведения лежат изменения в активности нейронов, связанные с процессом обучения.

В процессе изучения нового места во внешней среде главную роль играют нейроны гиппокампа, составляющие навигационную систему мозга. Один из видов клеток этой структуры – клетки места – возбуждаются в определенных условиях окружающей среды в периоды активного бодрствования. Предполагается, что деятельность этих нейронов обеспечивает аллоцентрическое (находящееся вне субъекта) представление пространства, которое формирует основу пространственной памяти.

Репрезентация в гиппокампе определенного места, находящегося в окружающей среде, неоднородна: многие клетки места становятся активными только в целевых местах, когда животные выполняют целенаправленные задачи. Например, грызунам для того чтобы запомнить, в каком месте экспериментальной среды находится локация с вознаграждением, требуется развитие сверхпредставления (over-representation) об этом месте в гиппокампе. Сверхпредставление подразумевает повышение плотности клеток места рядом с локацией вознаграждения, то есть с локацией, имеющей субъективную ценность для животного. Оно может происходить из-за того, что реорганизуются паттерны активации как части кодирования следа памяти во время обучения.

Обычно считается, что связанные с обучением изменения происходит благодаря процессу синаптической пластичности, как правило, Хеббовского типа. Именно правило Хебба в течение 70 лет оставалось ключевым в объяснении того, как связь между синапсами становится сильнее или слабее с течением времени.

Однако в 2017 году исследователи из Института неврологических исследований Яна и Дэна Дунканов (Duncan NRI) в США представили работу, меняющую господствующую парадигму. Они обнаружили новый тип синаптической пластичности, которую назвали поведенческой синаптической пластичностью с временной шкалой (behavioral timescale synaptic plasticity, BTSP), которая преодолевает ограничения, имеющиеся в правиле Хебба. Более того, она предлагает модель работы нейронов, которая лучше всего имитирует временные рамки того, как мы узнаем или запоминаем связанные события в реальной жизни. В своей новой работе исследователи определили механистические этапы, лежащие в основе этого типа синаптической пластичности.

Чтобы определить, какие именно физиологические процессы происходят в гиппокампе, когда приобретаемый опыт меняет активность популяции записывающих его клеток, исследователи использовали метод двухфотонной кальциевой визуализации. У мышей, бегущих по специальной беговой дорожке, измеряли активность пирамидных нейронов гиппокампа. Эти нейроны вовлечены в задачу пространственного обучения. Сначала мышей приучали к беговой дорожке: расположение на ней награды (10% раствор сахарозы) менялось с каждым кругом. Мыши непрерывно бежали с одинаковой скоростью, постоянно облизывая дорожку. В последний день фазы привыкания скорость облизывания и скорость бега животных были одинаковыми во всей среде, а клетки зоны CA1 равномерно распределились в пространстве, то есть образовали однородную мозаичную структуру.

На следующем этапе награду помещали только в одном месте, и на пути бега располагали несколько визуальных подсказок, равномерно распределенных в пространстве. На этом этапе мыши начинали облизывать только те части бегового трека, которые находились вокруг вознаграждения, и одновременно замедляли скорость своего бега при приближении к цели. Параллельно с этими поведенческими изменениями исследователи наблюдали увеличение плотности и активности клеток места СА1 возле сайта вознаграждения. По мнению авторов исследования, это указывает на то, что изменения пространственных сигналов могут привести к адаптивной реорганизации и активности нейронов гиппокампа.

В своих предыдущих исследованиях авторы работы выяснили, что процесс BTSP также включает в себя некий контролирующий сигнал. При этом его источник не обязательно находится рядом или внутри поля активируемых нейронов-мишеней. Чтобы определить происхождение этого сигнала, исследователи изучили аксональные проекции из близлежащей области гиппокампа – энторинальной коры (entorhinal cortex, EC).

Энторинальная кора – это часть височной доли коры головного мозга, которая иннервирует гиппокамп и связывает его с областями неокортекса, контролирующими высшие исполнительные функции и процессы принятия решений.

Предыдущие исследования показывают, что EC регулирует как вероятность, так и продолжительность потенциалов плато. В свою очередь, потенциалы плато – это тип электрической активности между нейронами, при котором обеспечивается устойчивый положительный ток внутрь клетки и, как следствие, длительная деполяризация. При такой активности нейрон может запускать потенциалы действия независимо от синаптического ввода. Ранее не раз было показано, что потенциалы плато индуцируют BTSP.

Итак, при подавлении некоторого подмножества аксонов третьего слоя энторинальной коры (EC3), которые иннервируют нейроны гиппокампа СА1, исследователи наблюдали, что развитие сверхпредставления вознаграждения СА1 в мозге останавливалось. Основываясь на анализе большого количества соответствующих исследований, они пришли к выводу, что активность EC3 обеспечивает относительно постоянный целевой инструктивный сигнал, который направляет гиппокамп на реорганизацию местоположения и активности клеток места. То есть стимулирует потенциалы плато в нейронах CA1, чтобы запускать формирование репрезентации поля нового места среды через BTSP. Это, в свою очередь, влияет на поведение животного.

По словам авторов, открытие того, что одна часть мозга способна управлять другой областью для изменения расположения и активности своих нейронов, может считаться выдающимся открытием в нейробиологии. Это полностью меняет взгляд на то, как происходят изменения в мозге, зависящие от обучения, и открывает новые границы возможностей, которые изменят и направят подход к изучению неврологических и нейродегенеративных расстройств в будущем.

Однако авторы также отмечают и то, что необходимы дальнейшие эксперименты, чтобы точно определить, как нейроны EC3 способны вырабатывать специфический для окружающей среды «поучительный» сигнал.

P.S. Первый раз прочитал и подумал, что это не нейроны переползают с места на место, а «переползает» , так сказать, активность нейронов.

Перечитал, и обратил внимание, что в заметке, вроде, несколько раз упоминается об изменении местоположения клеток. Странно...

В абстракте статьи от 2017г. (https://translated.turbopages.org/proxy_u/en-ru.ru.95a673ed-6373818f-36b5832e-74722d776562/https/pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/28883072/) сказано (Яндекс-переводчик):
ЦитироватьОбучение в первую очередь опосредуется зависящими от активности модификациями синаптической силы в нейронных цепях. Мы обнаружили, что пространственные поля в области гиппокампа CA1 создаются синаптическим потенцированием, заметно отличающимся от пластичности Гебба. Поля места могут быть получены in vivo в одном испытании путем потенцирования входных данных, поступающих за секунды до и после сложного пика. Потенцированный синаптический вход изначально не совпадал с потенциалами действия или деполяризацией. Это правило, названное поведенческой временной шкалой синаптической пластичности, резко изменяет входные данные, которые не были ни причинными, ни близкими по времени к постсинаптической активации. В срезах пять пар подпороговой пресинаптической активности и потенциалов плато кальция (Са2+) приводили к значительному потенцированию с асимметричным течением времени в течение нескольких секунд. Эта пластичность эффективно сохраняет целые поведенческие последовательности в пределах синаптических весов для получения прогнозирующей активности клеток места.

Ничего там нет про изменение местоположения нейронов... 

Шаройко Лилия

#5916
Нейроны перемещаются в момент образования новых связей, роста синапсных соединений и утрате связей, отросток может при долгом отсутствии потока сигналов утрачивать такую связь, за счет этого возникают развороты.

Это не значит что они бегают по телу как эритроциты в крови, скорее с боку на бок переворачиваются, могут немного проползти относительно своего старого места, в основном в начале своего роста в период развития. Это может происходить и у взрослой особи, просто с возрастом таких процессов все меньше.
За счет образования многих новых связей в период обучения чему либо могут смещаться относительно своего места. Об этом немного Дубынин в одной из лекций говорил и мы вроде как-то давно на форуме это обсуждали. Но не могу точно вспомнить когда а текстов с такой терминологией было море поэтому поиск по форуму вряд ли что-то даст


https://studfile.net/preview/2706183/page:7/

Развитие и рост нейрона Конус роста

ЦитироватьНейрон развивается из небольшой клетки-предшественницы, которая перестаёт делиться ещё до того, как выпустит свои отростки. (Однако, вопрос о делении нейронов в настоящее время остаётся дискуссионным.) Как правило, первым начинает расти аксон, а дендриты образуются позже. На конце развивающегося отростка нервной клетки появляется утолщение неправильной формы, которое и прокладывает путь через окружающую ткань. Это утолщение называется конусом роста нервной клетки. Он состоит из уплощенной части отростка нервной клетки с множеством тонких шипиков. Микрошипики имеют толщину от 0,1 до 0,2 мкм и могут достигать 50 мкм в длину, широкая и плоская область конуса роста имеет ширину и длину около 5 мкм, хотя форма её может изменяться. Промежутки между микрошипиками конуса роста покрыты складчатой мембраной. Микрошипики находятся в постоянном движении — некоторые втягиваются в конус роста, другие удлиняются, отклоняются в разные стороны, прикасаются к субстрату и могут прилипать к нему.

Конус роста заполнен мелкими, иногда соединёнными друг с другом, мембранными пузырьками неправильной формы. Непосредственно под складчатыми участками мембраны и в шипиках находится плотная масса перепутанных актиновых филаментов. Конус роста содержит также митохондрии, микротрубочки и нейрофиламенты, имеющиеся в теле нейрона.

Вероятно, микротрубочки и нейрофиламенты удлиняются главным образом за счёт добавления вновь синтезированных субъединиц у основания отростка нейрона. Они продвигаются со скоростью около миллиметра в сутки, что соответствует скорости медленного аксонного транспорта в зрелом нейроне. Поскольку примерно такова и средняя скорость продвижения конуса роста, возможно, что во время роста отростка нейрона в его дальнем конце не происходит ни сборки, ни разрушения микротрубочек и нейрофиламентов. Новый мембранный материал добавляется, видимо, у основания. Конус роста — это область быстрого экзоцитоза и эндоцитоза, о чём свидетельствует множество находящихся здесь пузырьков. Мелкие мембранные пузырьки переносятся по отростку нейрона от тела клетки к конусу роста с потоком быстрого аксонного транспорта. Мембранный материал, видимо, синтезируется в теле нейрона, переносится к конусу роста в виде пузырьков и включается здесь в плазматическую мембрану путём экзоцитоза, удлиняя таким образом отросток нервной клетки.

Росту аксонов и дендритов обычно предшествует фаза миграции нейронов, когда незрелые нейроны расселяются и находят себе постоянное место.

Конус роста, удлинение аксона и роль актина

Кончик растущего аксона удлиняется, образуя конус роста. Рамон-и-Кахаль первым обнаружил, что конус роста является частью аксона, ответственной за навигацию и удлинение его в направлении конечной цели. Конус роста удлиняется и сокращается за счет широких пластинок, называемых ламмелиподиями, и тонких, остроконечных выпячиваний, называемых филоподиями. Филоподии достигают размеров в несколько десятков микрометров и могут удлиняться и сокращаться, как бы ощупывая субстрат во всех направлениях. Филоподии адгезируют к определенному субстрату и тянут конус роста в этом направлении.

Актин играет ключевую роль в подвижности конуса роста. Как ламеллиподии, так и филоподии богаты филаментным актином и веществами, ингибирующими полимеризацию актина, такими как грибной токсин цитохалазин В, обездвиживающий конусы роста. Выпячивание и ретракция ламеллиподий и филоподий, а также движение вперед самого конуса роста, скорее всего, управляется двумя процессами: (1) полимеризацией и разборкой актиновых филаментов и (2) зависимой от миозина транслокацией актиновых филаментов прочь от ведущего края конуса роста. Миозин, связанный с микротрубочками, обеспечивает движение актиновых филаментов в направлении назад, в то время как в филаментах постоянно происходит процесс полимеризации со стороны ведущего края конуса роста и деполимеризация в центре. Полимеризация актина в этом случае приводит к продвижению конуса роста, в то время как миозин обеспечивает движение микротрубочек вперед, продвигая центральный домен конуса роста.

Оба процесса используют энергию гидролиза АТФ и могут управляться белками, связывающими актин. Кальций, протеинкиназы и другие внутриклеточные вторичные посредники управляют активностью актин-связывающих белков. Например, остановка роста и ретракция конуса роста, два частых события в процессе роста аксонов, связаны с входящим током кальция и увеличением частоты кратковременных повышений концентрации кальция в цитоплазме клетки.....


...Уменьшение числа связей и исчезновение полинейрональной иннервации

После того как популяция нейронов, иннервирующих определенную мишень, уменьшается благодаря гибели клеток, оставшиеся нейроны конкурируют друг с другом за синаптическую территорию. Это конкурирование обычно приводит к потере некоторых первично образованных веточек и синапсов («обрезка»). Уменьшение числа связей обеспечивает механизм для формирования правильной и полной иннервации мишени определенной популяцией нейронов. В некоторых случаях механизм уменьшения числа связей также обеспечивает механизмы коррекции ошибок; в других случаях он отражает стратегию поиска пути аксоном.

Особо яркий пример конкурентного уменьшения числа связей можно увидеть в развивающейся скелетной мышце. У взрослых животных каждый мотонейрон иннервирует группу до 300 мышечных волокон, формируя двигательную единицу , но каждое мышечное волокно иннервируется только одним аксоном. Однако в развивающейся мышце мотонейроны бурно ветвятся, так что каждое мышечное волокно в итоге иннервируется аксонами от нескольких мотонейронов, что называется полинейрональной иннервацией. В каждом развивающемся мышечном волокне синаптические окончания всех аксонов разбросаны вокруг одного участка, вблизи скоплений рецепторов АХ и других компонентов постсинаптического аппарата. По мере развития веточки аксонов исчезают, что приводит в конечном итоге к формированию взрослого паттерна. Этот процесс не вызывает гибель клетки (которая обычно происходит на более ранних стадиях развития), а только уменьшение количества мышечных волокон, иннервируемых каждым из мотонейронов.





василий андреевич

Цитата: Шаройко Лилия от ноября 15, 2022, 19:51:45Это не значит что они бегают по телу как эритроциты в крови, скорее с боку на бок переворачиваются, могут немного проползти относительно своего старого места, в основном в начале своего роста в период развития.
Скорее, это принцип амебы и слизевика. У дендритов необходимо выделять не строгую цель, а промежуточные цели, как концентрации "сигнальных элементов", выбрасывающихся органами/мышцами в метаболических процессах. Тогда АТФ не просто фуражир, а дрессировщик, награждающий нейрон пряником за то, что через дендриты он поглотил те "сигналы", которые отравляют работающую мышцу.

Шаройко Лилия

#5918
Дрессировщики вообще на мой взгляд эфемерное понятие, никогда не ясно кто кого дрессирует. Ну или по крайней мере часто.
:)

Про дрессировщиков - это как раз основной вопрос к исследованию. Не совсем ясно как именно выяснилось, что
некий контролирующий сигнал рождается в энторинальной коре

ЦитироватьУ мышей, бегущих по специальной беговой дорожке, измеряли активность пирамидных нейронов гиппокампа. Эти нейроны вовлечены в задачу пространственного обучения.


ЦитироватьЧтобы определить происхождение этого сигнала, исследователи изучили аксональные проекции из близлежащей области гиппокампа – энторинальной коры (entorhinal cortex, EC).

Аксональная проекция выдает в Яндексе только аксонометрическую

ЦитироватьАксонометрическая проекция - это тип ортографической проекции, используемый для создания графического рисунка объекта, при котором объект поворачивается вокруг одной или нескольких его осей, чтобы показать несколько сторон

Если источник сигнала просто вычисляется по геометрии, это как то сильно притянуто за уши. Если это неизвестный мне термин нейрофизиологии непонятно почему его вообще нет в поиске.

На мой взгляд источник сигнала может быть еще раньше и вообще у него масса причин. Говорить о том, что именно одна какая то конкретная область является инициатором процесса это перебор. Скорее она передатчик результата суммы процессов, ближайшая пусковая область, стартер начала.

еще фраза вызывающая изумление
ЦитироватьПо словам авторов, открытие того, что одна часть мозга способна управлять другой областью для изменения расположения и активности своих нейронов, может считаться выдающимся открытием в нейробиологии.

до момента ее прочтения я думала, что то из  таких процессов состоит чуть ли не вся ЦНС
вот же век живи век учись(с)

АrefievPV

Цитата: ключ от ноября 27, 2022, 11:12:00
Цитата: василий андреевич от ноября 27, 2022, 07:13:30Является ли агрессия инстинктивной, т.е. внутренне обусловленной потребностью?
Вряд ли.
Это скорее защитная реакция.
Наоборот, агрессия – это инстинктивная реакция. Защитная реакция тоже относится к агрессии (ниже подробнее расписал).

Цитата: ключ от ноября 27, 2022, 01:05:58Человек природно не агрессивен.
Человек один из наиболее агрессивных видов многоклеточных животных на нашей планете. То есть, он от природы, как раз, очень агрессивен. Другое дело, что эта природная агрессивность регулируется и подавляется (а также, модифицируется и перенаправляется) социумом. Разумеется, регулируется опосредованно, через инсталлированные программы поведения, инсталлированные нормы, правила, ценности (и даже вкусы).

И ещё. Думаю, многие слышали о вербальной (и вообще, знаковой) агрессии, которая на высокоразвитых особей социальных видов животных действует очень эффективно.  То есть, агрессия может проявляться и в сигнальной форме. Забавно, что если мемы считать живыми (по аналогии с генами) системами, стремящимися сохранится с помощью распространения, размножения и захвата экологических ниш (то есть, человеческих мозгов, так сказать), то вербальная агрессия способствует выживанию мемов.

Но также есть и другие виды проявления агрессии – например, пассивная (защита себя или своей территории, запрет входа на свою территорию, запрет поведения и вообще любой запрет) агрессия, ложь/обман и даже (вы, наверное, сейчас удивитесь) демонстрация (поведения, предметов, идей и т.д.).

Пассивная агрессия (по сути, дозированная встречная агрессия) нами редко расценивается, как агрессия вообще. Однако, встречная агрессия, строго равная по силе и противоположная по направлению, явной нападающей агрессии, от этого агрессией быть не перестаёт.

Как уже говорил, внешнюю статичность картинки могут обеспечить две встречных силы, два встречных потока, давление и противодавление и т.д. – граница будет неподвижна/статична (сохранять своё местоположение) только за счёт равенства по силе/мощности двух противодействующих факторов. Соответственно, внешней агрессии можно противопоставить внутреннюю агрессию, которую придётся проявить.

Замечание в сторону: самосохранение живых систем, это тоже противодействие двух факторов – неограниченного распространения живых систем и препятствующего этому распространению внешнего давления окружающей среды.

Демонстрация – это агрессивное влияние на восприятие «жертвы», эдакое «силовое» внедрение сигнального потока (в том числе, и через захват внимания). Кстати, назойливая демонстрация зачастую обзывается рекламой (прикиньте теперь, как следует расценивать назойливую рекламу).

В воспитании, дрессировке (и вообще, в обучении) агрессия в форме демонстрации играет важную роль. Демонстрируя поведение, демонстрируя навык и т.д., мы, эксплуатируя врождённый подражательный рефлекс детёнышей, учим их очень многому. Причём, учим детёнышей даже ещё не умеющим говорить. Разумеется, детёныш способен подражать и без намеренной (а ведь ещё бывает и ненамеренная/неосознаваемая демонстрация) демонстрации со стороны взрослого, но эффективность такого подражания будет мала.

Кроме того, агрессия бывает разной степени изощрённости. И живые организмы, обладающие более высоким интеллектом, при прочих равных, проявляют обычно весьма изощрённую агрессию. Иногда, настолько изощрённую, что сразу и невозможно догадаться (во многих случаях, люди и много позже не могут распознать, что в отношении их была проявленная изощрённая агрессия).

Агрессивность высокоразвитого разума опирается в значительной степени на изощрённую агрессию, которая слабоинтеллектуальным организмам практически недоступна. А люди проявляют изощрённую агрессию сплошь и рядом.

Единственный вариант неагрессивности – это уступчивость/податливость/бегство, которая при длительном использовании может привести к гибели (невозможно вечно убегать и отдавать все ресурсы, необходимые для выживания).

Напомню:
Цитата: АrefievPV от сентября 06, 2021, 18:21:40Привожу комплект определений (их следует рассматривать во взаимосвязи друг с другом):
 
Жизнь – это живая система (совокупность систем) и её среда обитания.
Живая система – это система, проявляющая в активной фазе своего существования: стремление к самосохранению и способность реализовать это стремление.
Интеллект системы – это вычислительный функционал (практически в физико-математическом смысле слова) системы.
Разум системы – это способность системы реализовать стремление к самосохранению средствами интеллекта.
 
До кучи:
 
Ум системы – это локальное и актуальное проявление разума системы.
Цитата: АrefievPV от октября 27, 2022, 12:57:03Чем более разумна система (и чем выше «доля» интеллекта в разуме), тем более изощрённа проявляемая агрессия. Агрессия может проявляться в такой форме, что сразу и не заметишь, что это агрессия (а потом обычно бывает уже поздно).
Цитата: АrefievPV от ноября 15, 2022, 12:50:11Не корректно тупо приравнивать разумность и агрессивность (типа, если более агрессивный, то и более разумный). Разум – это функция от двух переменных (интеллекта и стремления к самосохранению (стремления жить)). Можно выразить, например, так: Р = F (И, С).
 
Именно стремление жить отвечает за агрессию, а интеллект отвечает только за степень изощрённости агрессии. То есть, если нет у системы стремления жить (нет жажды к жизни), то и никакой супер-пупер сильный интеллект не спасёт – разумность такой системы равна нулю. Слабенькое стремление жить, тоже, при прочих равных, разумность понижает.
 
В основе стремления к самосохранению живой системы лежит извечное стремление живого к неограниченному распространению. Среда (включая другие живые системы-конкуренты) препятствует такому неограниченному распространению (типа, среда ограничивает). И в итоге возникает эдакий шаткий «баланс интересов» среды и системы – самосохранение системы.

P.S. Сегодня продублировал ссылку на работу Назаретяна А.П. в своём давнишнем сообщении (и цитату из него) в другой теме. Приведу несколько цитат из работы.

Цитата: АrefievPV от ноября 27, 2022, 10:41:53Назаретян А.П. Антропология насилия и культура самоорганизации: Очерки по эволюционно- исторической психологии
https://www.studmed.ru/view/nazaretyan-ap-antropologiya-nasiliya-i-kultura-samoorganizacii-ocherki-po-evolyucionno-istoricheskoy-psihologii_f99edaac6a6.html?page=1

ЦитироватьВ этом усомнился один из самых ярких учеников Фрейда, А. Адлер. Он изначально трактовал агрессию как первичное побуждение человека, называя ее, вслед за Ф. Ницше, «волей к власти». Затем он сменил это выражение на «стремление к превосходству» и, наконец, на «стремление к совершенству» [Адлер 2003].

Столь же широко трактовал феномен агрессии выдающийся биолог и психолог, лауреат Нобелевской премии К. Лоренц [1994]. Он убедительно показал, что агрессия в природе выполняет важнейшую жизнеутверждающую функцию, а ее превращенными формами или средствами эволюционной компенсации являются такие человеческие качества, как честолюбие, творчество, дружба, самопожертвование, чувство юмора, и такие социальные феномены, как мораль, религия, солидарность, милосердие и право.

Изящные иллюстрации того, как могут быть генетически сопряжены агрессия, страх, секс, эстетическое чувство и чувство юмора и как смех мог развиться из переориентированного
агрессивного жеста, приводят биологи-эволюционисты. Например, описана процедура брачного ухаживания у одного вида попугаев: самец, приняв крайне угрожающую позу... повисает на ветке вниз головой. Ритуализация агрессивного жеста в сексуальных и прочих играх характерна едва ли не для всех высших позвоночных.

Американский психолог Р. Мэй [2001], подробно обосновав вывод о том, что агрессия составляет мотивационную подоплеку творчества, искусства и любви, подчеркнул: «Противоположностью агрессии является не миролюбие, уважение или дружба, а изоляция, состояние полного отсутствия контакта» (с. 181). Принимая такую постановку вопроса, мы будем использовать термин «агрессия» в еще более широком и этимологически исконном значении. Он принадлежит к множеству слов в современных европейских языках, происходящих от латинского gradus - шаг; отсюда: «градус», «градация», «градиент», «деградация» и проч. Ad-gredio значит на-ступать (pro-gredio - прогресс - про-двигаться, шагнуть вперед).

Стремление наступать, захватывать все доступное пространство и преобразовывать его по своему подобию, подавляя возможных конкурентов, составляет фундаментальное свойство живого вещества. Это было хорошо известно уже биологам XIX века. В.И. Вернадский [1987, с.302] приводил по данному поводу обильные цитаты из «Происхождения видов» Ч. Дарвина. Например: «Не существует ни одного исключения из правила, по которому любое органическое существо естественно размножается в столь быстрой прогрессии, что, не подвергайся оно истреблению, потомство одной пары быстро заняло бы всю Землю».
ЦитироватьСоответственно, «по законам экспансии жизни каждый биологический вид стремится к снижению разнообразия в экосистемах за счет установления монополии своего существования. Это стремление было бы губительным для вида, если бы ему не противостояли подобные же стремления других видов» [Сухомлинова 1994, с. 137]. В приведенной цитате из статьи дальневосточного эколога В.В. Сухомлиновой уточним только, что речь может идти не только о биологическом виде, но и о каждой отдельной популяции. То же относится к замечанию ее московского коллеги: «Стратегия любого вида нацелена на реализацию биотического потенциала, т.е. потенциальной способности увеличивать численность в геометрической прогрессии, и на захват максимально возможного пространства» [Дробышев 2003, с.59].

В современном естествознании подробно описаны физико-химические механизмы и основания неустранимой нацеленности живого вещества на экспансию и нарушение наличных связей в среде (1). Изложу их здесь тезисно и крайне схематично, в той мере, в какой это необходимо и достаточно для нашей темы.

Прежде всего, жизнь - это устойчиво неравновесное состояние материи, сохранение которого обеспечивается постоянной работой, противопоставленной уравновешивающему давлению среды; с прекращением такой работы организм возвращается к состоянию равновесия, т.е. умирает. Но работа - это затрата энергии, а энергию нужно регулярно добывать из среды, накапливать в собственном теле и использовать для строительства и обновления органических структур.

Со своей стороны, накопленная в теле энергия служит предметом вожделения других, а потому поведение организма, грубо говоря, нацелено на то, чтобы добывать пищу (свободную энергию) из своих жертв и самому не оказаться пищей для внешних или внутренних врагов. Внешние враги - это организмы, представляющие следующее звено в пищевой цепи (например, хищники по отношению к травоядным); внутренними врагами могут стать болезнетворные микроорганизмы и даже собственные клетки многоклеточного организма. Скажем, вследствие длительного голода или старения эффективность внутреннего управления в системе снижается, и если животное не станет жертвой агрессии извне, то оно погибает из-за активизации хищных бактерий, вирусов, бацилл или бесконтрольного роста злокачественных клеток.

Агрессия жизни обусловлена уже тем, что доступная для использования энергия высвобождается при разрушении других неравновесных систем. По законам термодинамики, поддержание высокоорганизованного (т.е. низкоэнтропийного) состояния обеспечивается «потреблением упорядоченности», т.е. оплачивается ускоренным ростом энтропии в среде. Жизнь есть постоянная созидательная работа, а созидание невозможно без разрушения. Эта неустранимая коллизия и составляет смысл обескураживающей констатации: «Жить значит разрушать».

Поэтому, кстати, даже чисто хронологически агрессия - не «дочь», а скорее, «мать» секса. Разделение полов впервые обозначилось через сотни миллионов лет после того, как цианобактерии, захватив все доступное пространство, спровоцировали первый глобальный кризис (см. §1.2). Да и сексуальное влечение во многом представляет собой превращенную форму имманентной биологической агрессии. В §2.1 мы вернемся к тому факту, что у стадных млекопитающих демонстрация эрегированного члена служит жестом, вызывающим другого самца на драку.

Хотя необходимым условием жизнедеятельности служит разрушение, следует иметь в виду, что главный источник свободной энергии на нашей планете - Солнце - разрушается самопроизвольно. На протяжении миллиардов лет оно выбрасывает в окружающее пространство поток лучистой энергии. Одна двухмиллиардная доля этого потока достигает поверхности Земли и частично преобразуется зелеными растениями в энергию внутренних связей путем фотосинтеза. В этом смысле фотосинтезирующие организмы не являются агентами разрушения, пользуясь «дармовой» энергией.

ЦитироватьМы потом увидим, что эта донельзя простая схема в принципе отражает логику одного из магистральных направлений в развитии биосферы - наращивание пирамиды агрессии. Разрушительная активность одних видов регулируется разрушительной активностью по отношению к ним со стороны других видов, преемников по пищевой
цепи.
ЦитироватьЗдесь уже возможны ориентировочные определения. Представим континуальную шкалу, отражающую многообразие адаптивных тактик (и стратегий), условные полюса которой составляет пара взаимодополнительных понятий «агрессия - избегание». Агрессия - преобразование среды (всегда так или иначе сопряженное с разрушением ее структур) для сохранения и распространения собственных параметров системы-агента. Избегание - преобразование собственных параметров системы-агента, повышающее шансы на сохранение других ее параметров при наличных условиях среды.